Фрагменты истории лесничеств Котласской округи «Северного Трехречья»

Трубин Д.В.

Фрагменты истории лесничеств Котласской округи

«Северного Трехречья»

(Архангельский региональный общественный фонд «Музей леса

 им. Заслуженного лесовода РФ А.Ф.Заволожина»)

 

Лес в жизни северного крестьянства всегда имел важное значение. Земледелие здесь не обеспечивало в полном объеме жизненные пищевые потребности, и лес давал существенные добавки в виде ягод, грибов, лесной дичи, уловов из лесных водоёмов. Кроме того требовало большое количество древесных материалов для строительства, отопления, обустройства и изготовления орудий труда и предметов быта. Первопоселенцы вольготно пользовались прилегающими лесам и всегда были одновременно и землепашцами, и лесниками.

Но всегда, вслед за первопоселенцем приходит государев чиновник и накладывает властную «лапу» на любые природные ресурсы, представляющие хоть какую-нибудь ценность. Сначала идут мытники, тиуны, обмеряют крестьянские расчистки, считают «рты», накладывают тягло, а потом является лесничий и говорит: «Пользоваться вольготно лесом тоже  нельзя, а только с моего разрешения!»

Российское государственное управление лесами ведёт свой отсчёт от Петра I. Он в 1719 году учредил вальдмейстерскую службу и выдал её чинам личные инструкции (1). Правда на первых порах она была малочисленна и до Котласской округи не добралась не сразу. Главной её заботой было отыскание корабельных лесов, их охрана и доставление на адмиралтейства. С этой целью в течение многих десятилетий лесные окраины России бороздили экспедиционные отряды вальдмейстеров с корабельными мастерами в сопровождении местных крестьян-проводников. В 1760 один такой отряд в составе штурмана Гулидова, его личного писаря и двух учеников проследовал на Вычегду с предписанием найти кедровые леса для постройки яхт (2). Очевидно, поводом для их посылки были сведения о Коряжемской кедровой рощи, представлявшей в те времена более могущественный лесной массив. К 1750 году стараниями лесных знателей был составлен, а позднее дополнялся Генеральный атлас корабельных лесов Российской империи. Были в нём корабельные рощи и с берегов Двины и Вычегды, но до наших дней они не донесли своего величия.

В 1798 году император Павел 1 реформировал вальдмейстерскую службу, учредил для централизации её управления Лесной департамент и наделил местных вальдмейстеров широкими полномочиями по надзору за не только корабельными, но и всеми прочими лесами. С 1826 года на базе этой структуры  в каждом уезде стали образовываться казенные лесничества под управлением лесничих. Таким образом первым лесничествам в юго-восточной части Архангельской области: Красноборскому, Сольвычегодскому, Яренскому – без малого 200 лет.

Царское правительство придавало большое значение развитию государственной системе лесного хозяйства. Казённые лесничества разукрупнялись, и к 1915 году их стало на юго-востоке восемь.  Проводилось их лесоустройство со съёмкой их лесов на карты и планшеты, велась профессиональная подготовка кадров  в институтах и низших лесных школах. Формировался штат лесной охраны из добросовестных лесников и объездчиков, которые строго следили за любыми порубками и приучали местных жителей к порядку в лесу.

Есть мнение, что лесничий в ту пору был барин, но это не совсем так. Повод для сомнений даёт знакомство с материалами «Памятной книги лесничеств Вологодской губернии» 1912 года издания (3). Ознакомившись, допустим, с хозяйством Сольвычегодского лесничества, можно понять, что его лесничему трудно было быть барином. Оно имело 336 тыс. десятин лесов (десятина – это 1,092 гектара, поэтому не будем и переводить) и объединяло 16 лесных дач. На этой площади заготовлялось 55 тыс. кбм древесины, в основном пиловочных брёвен для сплава на архангельские лесозаводы. Для этого требовалось выписать 472 лесорубочных билета 14 лесосплавных билета. Имелось 24 оброчные статьи, нечто подобное современным арендованным лесным участкам. На территории лесничества функционировал дёгтекурный завод, требовавший также контроля. Располагалось 208 селений с 18 тысячами жителей. За тот (1912) год работниками лесничества было заведено 147 протоколов о самовольных рубках. Случалось в год по 6 лесных пожаров, средней площадью 160 га. В штате лесничества, помимо лесничего были один кондуктор в должности помощника, 4 объездчика и 13 лесников. Для ведения делопроизводства нанимался писарь, потому что входящих документов было 933, а исходящих – 950. Была ещё в лесничестве казённая семяносушилка, где лесники производили 18 пудов сосновых семян в год.

Валовый среднегодовой доход лесничества составлял 51,5 тыс. руб, в том числе 4,4 тыс. проходило через кассу лесничества. Из этих денег лесничий меньшую часть по заранее защищённой смете тратил на содержание лесничества, а другую часть переводил в государственную казну на счета лесного дохода.

Имел лесничий в Сольвычегодске собственный дом на 7 комнат, одна из которых служила канцелярией лесничества. Этот дом сохранялся до девяностых годов, и хоть находился в запущенном состоянии, но имел достойный архитектурный облик. Имел лесничий служебный надел 30 десятин сенокоса, часть из которого сдавал в аренду и имел дополнительно 100 рублей. А казенной лошади для разъездов не было. Вологодское руководство не находило её приобретение целесообразным.

Сольвычегодское лесничество было в числе элитных по условиям работы. В других северных лесничествах было потрудней. Не будем останавливаться на Котласском, его лесничий проживал в Устюге, а обратим взгляд на восток.

Соседнее Яренское лесничество располагалось по тому и другому берегу Вычегды и имело площадь более миллиона десятин (гектаров). Оно объединяло 5 казенных лесных дач I разряда и 17 казённо-крестьянских дач. 10 волостей, 150 селений, 36 тысяч крестьянского населения. Ежегодный отпуск древесины 220 тыс. кбм, по 105 тыс. огромных пиловочных брёвен, объёмом по два кубометра. Интересное наблюдение, как и в соседних Сольвычегодском и Вымском лесничествах лиственничных брёвен набиралось до 2 %. В год учёта под них было выписано 1127 лесорубочных билета, составлено 217 протоколов о лесонарушениях, 1256 входящих документов, 1157 – входящих. Как и в наше время, беда с лесными пожарами, ежегодно по 22 пожара средней площадью 3152 десятины. Так же как и в Сольвычегодском лесничестве здесь была семяносушилка, дававшая по 100 кг сосновых семян. Куда поставлялись семена – вопрос пока остаётся для нас не ясный. Лесокультурных работ на Севере в те времена не проводили. В центральной части страны они были тоже не велики. Возможно, семена экспортировались в европейские страны.

Штаты лесной охраны Яренского лесничества были такие же скромные, как и в Сольвычегодском – лесничий, кондуктор, 5 объездчиков и 17 лесников, плюс писарь.

Валовый доход лесничества составлял в 1912 году 155, 6 тыс. руб, в том числе через кассу лесничества поступило 38 тыс. А лошади для разъездов также не было, только две казённых лодки. И дома своего у Яренского лесничего нет, жил на съемной квартире в уездном городе Яренске.

Население лесничества наполовину русское и наполовину зырянское, относилось к лесной охране спокойно и уважительно. Но этого нельзя сказать обо всём регионе. В лесничествах выше Устюга по Сухоне население проявляло крайне враждебное отношение к работникам лесничеств из-за их противодействий самовольным рубкам. В самом Устюге процветал преступный промысел скупки ворованной древесины и поставки её на архангельские лесозаводы. В связи с этим в адрес лесной охраны постоянно звучали угрозы и совершались нападения. Лесники поодиночке уже не ходили на обходы. На лесничего Нюксеницкого лесничества было совершено два реальных покушения на убийство. Он вынужден был переселиться в другое место жительства. Количество дел о самовольных порубках, проведенных работниками лесничеств, исчислялось сотнями: в Вознесенском лесничестве – 871, в Сухонском – 490, в Волшановском – 409, в Брусеньгском – 408. Губернское лесное руководство было сильно озабочено таким положением и планировало разукрупнить ряд лесничеств, чтобы увеличить штаты лесной охраны на криминальных территориях вдвое, а полиция вела уголовное преследование организаторов-скупщиков.

Чтобы судить о персональном составе работников лесного хозяйства, Архангельский музей леса собирает базу данных о служащих северных лесничеств из архивных, литературных, служебных и других источников(3). Для характеристики лесничеств котласского «трёхречия» можно привести из этой базы несколько персон. Наиболее колоритен из этого ряда лесничий Сольвычегодского лесничества Алмазов Павлин Андреевич. Он статский советник, что соответствует применительно к воинским званиям промежуточному положению между полковником и генералом. Алмазов в 1874 году закончил лесное училище и к тому моменту 41 год отдал служению лесному хозяйству. Награжден орденом св. Анны 3 ст. и Станислава 3 ст. Его фотография, помещённая в презентации, была найдена в фондах Архангельского краеведческого музея.

Далее на том момент (1915 год) можно представить следующих чинов лесного ведомства котласской округи:

  1. Лесничий Котласского лесничества Волков Иван Владимирович, коллежский секретарь (подпоручик), выпускник Петроградского педагогического института 1909 года, кавалер ордена св. Станислава 3 ст.
  2. Лесничий Горковского лесничества Сольвычегодского уезда Березняковский Павел Яковлевич, неимеющий чина, выпускник лесной школы 1892 года.
  3. Лесничий Красноборского лесничества Бойко Кузьма Филиппович, коллежский секретарь, выпускник лесного училища 1872 года, награждён орденами св. Анны 3 ст. и св. Станислова 2 и 3 ст.
  4. Лесничий Уфтюгского лесничества Городецкий Константин Пантелемонович, неимеющий чина, выпускние гимназии 1911года.
  5. Лесничий Удорского лесничества (г. Яренск) Зельвник Иван Гансович, коллежский асессор, выпускник лесного училища 1885 года.
  6. Лесничий Усть-Сысольского лесничества Митюшев Николай Иванович, выпускник Императорского лесного института 1904 года, действительный член Архангельского общества изучения русского Севера, кавалер ордена св. Станислова 3 ст.
  7. Лесничий Вилегодского лесничества (г. Сольвычегодск) Пасынков Петр Егорович, выпускник лесного училища 1875 года, кавалер ордена св. Станислова 3 ст.
  8. Лесничий Удимского лесничества (г. Устюг) Петров Алексей Иванович, коллежский советник, выпускник Петровской сельхозакадемии 1892 года, кавалер ордена св. Станислова 3 ст.
  9. Лесничий Яренского лесничества Соборский Николай Сергеевич, губернский регистратор, выпускник реального училища 1908 года, ранее работавший в Пингишемском лесничестве Архангельской губернии.
  10. Лесничий Вычегодского лесничества (г. Усть-Сысольск) Фон-Штиде Александр Эдуардович, титулярный советник, выпускник Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства 1905 года.
  11. Лесничий Нюксенского лесничества (с. Богоявление Вологодской губ,) Юревич Валериан Ильич, не имеющий чина, выпускник землемерно-таксаторских классов1913 года (очевидно, молодой энергичный специалист, пришедший на смену бывшему лесничему, дважды испытавшему покушения от лесных браконьъеров).

Кроме лесничих и их подчиненных (лесных кондукторов, объездчиков и лесников) в системе лесной администрации были лесные ревизоры, курировавшие по 3-4 лесничества. Из их числа можно назвать следующих:

  1. Нат Станислав Генрихович, младший лесной ревизор по 3 району Вологодской губернии (г. Красноборск), коллежский советник, выпускник Петровской сельхозакадемии 1886 года, действительный член Архангельского общества изучения руссгого Севера
  2. Пахарь Николай Осипович, младший лесной ревизор 2 р-на Вологодской губернии (г. Усть-Сысольск), коллежский асессор, выпускник Императорского лесного института 1904 года, кавалер орденов св.Станислова 3 ст. т св. Анны 3 ст.
  3. Ратанов Дмитрий Семёнович, старший лесной ревизор 5 р-на Вологодской губернии, коллежский советник, выпускник Императорского лесного института 1888 года, кавалер орденов св. Станислова 3 ст. и св. Анны 3 ст.

В ходе краеведческих персоноведческих исследований  Архангелский музей леса выявляет характерный типаж северного лесничего, участвовавшего наряду с сельскими учителями, врачами, местными чиновниками в формировании отряда российской сельской интеллигенции. Они отличались высоким чувством профессионального долга, образованностью, высоким уровнем культуры, глубоким пониманием нужд родного края. Такой образ в настоящее время пропагандируется музеем в среде сегодняшних работников лесного хозяйства.

К сожалению, революционные события нарушили сложившийся уклад жизни. На Всероссийском съезде лесоводов в 1918 году лесоводы по призыву корифея русского лесоводства профессора Г.Ф.Морозова выразили лояльность курсу на национализацию лесов и согласие к сотрудничеству с новой властью. За это получили признание от лидера революции В.И. Ленина (в публичном обращении ко все Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов в словах «… лесных специалистов нельзя заменить другими без ущерба для леса, и тем самым – для всего народа…» (1). Но судьба их была предрешена. Сначала они подверглись по всей стране гонениям за попытки противодействия послевоенным самовольным рубкам, многократно более жестоким, чем в «заустюжских» лесничествах в начале столетия. За тем остатки структур дореволюционной системы лесного хозяйства были отданы в услужение народному коммисариату лесной промышленности. Оставшиеся лесничие были лишены всяких должностных полномочий, научные основы лесопользования игнорировались, профессиональные знания специалистов стали не востребованы.

Мы не располагаем историческим фактами тех лет, но очевидно, такие же события происходили и в лесничествах «Северного Трёхречия». Северные леса подверглись жесточайшей эксплуатации для целей оплаты расходов на индустриализацию, электрификацию и милитаризацию огромной страны. Последовавшие за тем тяжелейшие годы военных испытаний окончательно прервали связь поколений северных лесоводов. Лишь в 1947 году по настоятельным рекомендациям ученых-лесоводов Правительство приняло решение о восстановлении системы централизованного управления лесами. Было образовано Министерство лесного хозяйства РСФСР с региональными и местными органами (5).

Организованное в тот год Архангельское управление лесного хозяйства сразу же приступило к строительству областной хозяйственной структуры. На должности директоров лесхозов были подобраны достойные кандидатуры: в Верхнетоемский – Владимир Иванович Попов, в Котласский — Александр Иванович Попов, в Черевковский – Степан Александрович Сафронов, в Яренский – Вячеслав Александрович Ушаков (6).                                      Укомплектовались штаты лесхозовских специалистов и лесничеств. Было открыто около полусотни лесничеств, возглавляемых профессиональными лесоводами-лесничими и представлявших собой самостоятельные хозяйственные единицы.  Производственный настрой задавали фронтовики, и на их опыте выросло вчерашнее и сегодняшнее поколения лесоводов.

В семидесятые-восьмидесятые по всей стране был заметный подъём лесного хозяйства. Лесхозы и лесничества котласской округи активно участвовали в социально-экономическом развитии. Открывали мелкомасштабные деревообрабатывающие предприятия, цеха ширпотреба, подсобные хозяйства. Но главным для них была лесохозяйственная деятельность. Было построено несколько пожарно-химических станций, велось противопожарное обустройство лесов, осуществлялись масштабные лесоосушительные мероприятия, развивалось лесосеменное дело, заводились лесные питомники для активных лесовосстановительных работ на вырубках и гарях. Сотни гектаров молодых лесов, выращенных на осушенных болотах, обогатили лесной фонд. Широко развивалось движение школьных лесничеств. Велика была роль воспитательной пропаганды. Ярким примером тому явилось участие лесоводов в восстановлении старейшей кедровой рощи в Коряжме. Там сейчас между поредевшими старейшими кедровыми патриархами красуются ровные ряды молоденьких кедров в количестве нескольких сот экземпляров.

Лесоводственный задел семидесятых-восьмидесятых очень помог районам пережить тяжёлые годы перестройки. Непрофильные объекты лесхозов были приватизированы и включены в производственную инфраструктуру районов. Для нарождающегося малого лесного бизнеса проводились многочисленные лесные аукционы (торги) лесных делянок, выставлялись на конкурсы аренды лесные участки для долговременного пользования.

Нынешняя власть не так щедра на награды для лесоводов, как царская, но, тем не менее, лучшие из них заслужили звание Заслуженного лесовода Российской Федерации. Это лесничий Праводвинского лесничества Красноборского лесхоза Понамарёва Анна Петровна (1982 г.), директор Вилегодского лесхоза Тропников Леонтий Леонтьевич (2004 г.), директор Котласского лесхоза Шухтин Виталий Вениаминович (2008 г.). Была награждена орденом «Знак Почёта» бывший директор Яренского лесхоза Петрова Евгения Владимировна.  Достойными почёта и глубокого уважения являются и другие командиры лесного хозяйства: директор Яренского лесхоза Воробьёв Николай Михайлович, его заместитель, главный лесничий лесхоза Угрюмов Игорь Борисович, директор Котласского лесхоза Куделина Ирина Николаевна, недавно ушедшая на пенсию директор Вилегодского лесхоза Шевелева Надежда Александровна, директор Красноборского лесхоза Агеев Павел Николаевич, его заместитель, главный лесничий лесхоза Торопова Ирина Николаевна, а так же большой отряд специалистов этих лесхозов и лесничих. Сейчас после очередных реформ лесные учреждения несколько поменяли свой формат и должности поименованных выше людей соответственно тоже изменились, но мы, отдавая дань исторической памяти, назвали их по-старинке.

Сейчас идёт очередной этап затянувшихся лесных реформ, и нарастает глубокая тревога за судьбу северных лесов. Остаётся надеяться, что исторический опыт отечественного лесного хозяйства поможет преодолеть трудный период.

 

  1. Тихонов А.С. История лесного дела. – Калуга: Изд.педагогический центр «Гриф», 2007.-328 с.
  2. Неволин О.А, Торхов С.В, Ердяков С.В, Трубин Б.В, Трубин Д.В. История архангельского лесоустройства. –Архангельск: Изд.»Бизнес-медиа», 2011. – 252 с.
  3. Памятная книга лесничествам Вологодской губернии. – Вологда: сост. Вологодское упр.земледелия и гос. Имуществ, 1912. – 273 с. Электронный ресурс РГБ.
  4. Список лиц, служащих по лесному департаменту и лесному ведомству. – Санкт-Петербург: сост. Лесной департамент Министерства земледелия и гос. Имуществ, 1915. – 1084 с.
  5. Двухсотлетие учреждения лесного департамента – 1798-1998. Том 2. – М.: ВНИИЦлесресурс. 1998. – 243 с.
  6. Трубин Д.В. Они победили врага и посадили лес. В сб. Лесные знатели. Участники Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Вып. 6. –Архангельск: 2010. Стр.141-173.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>