Фонды общедоступных библиотек Коми автономной области (1918-1929гг.)

Рочева И.В.

Основой работы библиотек, какие бы задачи перед ними ни ставились, являются их фонды. В первые послереволюционные годы, разрабатывая принципы комплектования советских библиотек, руководители культурно-просветительной работы в России основывались, с одной стороны, на соображениях необходимости привлечения населения в библиотеки (с этой целью рекомендовали комплектовать их доступной массам литературой), а с другой стороны – на установке, что через библиотеки должны происходить приобщение населения к политической жизни, пропаганда коммунистических идей.[1]

В первые годы после установления советской власти фонды библиотек Коми края почти полностью состояли из книг, приобретенных еще до революции. Так, в фонд Усть-Сысольской уездной библиотеки, образованной в 1918 г., вошли книги из земской публичной библиотеки и библиотеки Общественного собрания. При этом часть книг – около трех тысяч наиболее ценных и редких изданий (XVIII-XIX вв.) – была передана в краеведческий музей. В конце 1918 года фонд Усть-Сысольской уездной библиотеки составлял 7 395 книг, а к концу 1920 г. увеличился до 11 154 книг.[2]

Фонды сельских библиотек были меньше уездной. По данным анкет 1918 г. в большинстве библиотек Усть-Сысольского уезда было по 300-800 книг. Только четыре библиотеки имели больше тысячи, в двух учреждениях было меньше 300 книг. В среднем на одну библиотеку приходилось около 600 книг, что соответствовало количеству книг в народных библиотеках до революции.[3] В период с 1918 г. до начала 1920 г., в условиях революционных преобразований, гражданской войны и последующего восстановления мирной жизни, библиотеки почти не пополнялись. С осени 1920 г. их комплектование несколько улучшилось. Например, фонд библиотеки с. Межадор Усть-Сысольского уезда  в 1918 г. составлял 925 книг, в августе 1920 г. – 936, а в конце 1920 г. библиотекарь Александра Жеребцова отчиталась о наличии 1 219 книг.[4] Фонд библиотеки с. Черныш Усть-Сысольского уезда с июля по ноябрь 1920 г. пополнился почти на двести книг.[5]

К началу 1921 г. среднее количество книг на одну библиотеку в Усть-Сысольском уезде составляло 685 экземпляров. Следует отметить, что библиотеки Яренского уезда (в том числе и той части, что вошла в 1921 г. в Коми область) были богаче, так как они и до революции располагали более значительными фондами, чем культурно-просветительные учреждения соседнего Усть-Сысольского уезда.[6] В 1921 г., по данным отчетов, на одну библиотеку Яренского уезда приходилось в среднем по 1 228 книг, что почти в два раза больше, чем в Усть-Сысольском уезде.

В 1920-е гг. библиотеки образованной в 1921 г. Коми области, хотя и числились на  областном и местных бюджетах, расширялись, главным образом, за государственный счет. Только в первой половине 1922 г. торговый сектор государственного издательства выслал по заказу Главполитпросвета в Усть-Сысольский политпросветотдел 1 358 экземпляров книг.[7] При этом частично литературу заказывали Коми Облполитпросвет и областная библиотека, остальную литературу работники Главполитпросвета подбирали в соответствии со своими представлениями о нуждах провинциальных библиотек. В 1923 г. в Усть-Сысольск из Москвы поступала агитационная литература, книги по сельскому хозяйству, обществоведению, экономике.[8] Главполитпросвет выделял и деньги для увеличения книжных фондов. В ноябре 1928 года на пополнение литературой деревенских библиотек Коми области по разверстке было отпущено 3 820 рублей.[9]

В 1920-е гг. работники политико-просветительной сферы Коми области неоднократно отмечали, что библиотеки пополняются в основном за счет государства. В докладе на Агитколлегии обкома в 1928 г. заведующий Облполитпросветом говорил: «То, что выделяет областной бюджет, едва хватает на оплату пересылки книг, переплет, принадлежности библиотечной техники и выписку периодики. Отпускаемые на пополнение уездных библиотек 500 рублей у[ездные] политпросветы вынуждены распределять по избам-читальням и красным уголкам. А тех 100 рублей, которые выделяются местными бюджетами на каждую избу-читальню, хватает только на периодику».[10]

Областной отдел народного образования, а с 1924 г. областная библиотека (поскольку ей были переданы функции методического руководства библиотечной работой в области) распределяли полученную литературу по уездам, уездные библиотеки, в свою очередь, – по волостям. Таким образом, уездные и волостные библиотеки в 1920-е гг. сами литературу практически не выбирали. Иногда работники политпросветотделов на местах составляли списки необходимой литературы, а руководители народного образования области эти списки корректировали. В 1924 г. заведующий подотделом социалистического воспитания областного отдела народного образования внес значительные изменения в список книг, заказанных Ижмо-Печорским уездным отделом, потому что отобранная литература «не соответствовала своему назначению по педагогическим соображениям». В новом списке перечислена литература по политэкономии, природоведению, географии, истории, работы В.И. Ленина, учебники и методическая литература, а также специально подобранные библиотечки – антирелигиозные, сельскохозяйственные, «дарвиновские» и др.[11]

Служащие уездных политпросветов неоднократно выражали недовольство тем, что у них нет возможности участвовать в подборе литературы для библиотек. В начале 1925 г. заведующий Усть-Вымским уездным политпросветом жаловался, что в области составляют сметы на финансирование политпросветучреждений и комплектование библиотек без участия уездных органов, в то время как уездные политпросветы лучше знают, что им нужно.[12]

С 1926 г. уездные отделы образования иногда начали закупать литературу самостоятельно. Центральные государственные издательства, в том числе «Работник просвещения», присылали рекламные проспекты и каталоги. Школьные библиотеки и избы-читальни выбирали книги, а уездные отделы народного образования их заказывали, исходя из имеющихся средств. В первую очередь стремились обеспечить учебной литературой школьные библиотеки.[13]

Предложения заказывать литературу и периодические издания приходили также из Центрального бюро краеведения, Союза безбожников, Архангельского издательства. Однако у органов образования было мало средств, чтобы приобрести предлагаемые книги.[14]

Партийные органы также давали указания о приобретении литературы для библиотек. В марте 1929 г. областной комитет ВКП(б) распорядился обеспечить все библиотеки необходимой общественно-политической литературой для курсов партийного актива. Прилагаемый список включал 23 названия по политэкономии и истории. Облполитпросвет с помощью средств отдела народного образования выписал требуемую литературу для областной библиотеки, а уездным библиотекам предложил приобрести ее самостоятельно.[15]

Дополнительные сложности при доставке книг на места возникали из-за отсутствия хороших дорог в Коми области. Почтой доставлять литературу из областного центра в уезды было очень дорого, приходилось ожидать попутчиков. В 1923-1924 г. Облполитпросвет высылал литературу на места только «с оказией». Происходили и парадоксальные случаи. В 1925 г. большое количество литературы из Москвы по ошибке отправили вместо Усть-Выми в Усть-Цильму Архангельской губернии.[16]

Важным каналом поступления литературы в область были партийные органы. Коммунистическая партия, придавая важное политическое значение организации библиотечного обслуживания народа, особое внимание обращала на снабжение библиотек партийной и советской литературой и периодическими изданиями. Секретариат ЦК РКП(б) в этих целях организовал в начале 1919 г. библиотечный отдел, который рассылал по всей стране комплекты книг и специально подобранные библиотечки агитационно-пропагандистской и марксистско-ленинской литературы. К.И. Абрамов сделал вывод, что при слабой постановке издательского дела на местах библиотечки Секретариата ЦК РКП(б) были главными источниками комплектования общедоступных библиотек в период 1917-1921 гг.[17] Однако его утверждение было оспорено Д.С. Жарковым. По его мнению, библиотечный отдел Секретариата ЦК РКП(б) комплектовал лишь библиотеки партийных комитетов и ячеек и не оказал большой помощи в формировании общедоступных библиотек.[18] Данные о комплектовании библиотек в Коми области свидетельствуют, что Центральный комитет партии действительно снабжал литературой в основном партийные библиотеки, однако областной и уездные партийные комитеты в свою очередь выделяли литературу для библиотек политпросвета.

Образованная в октябре 1922 г. в Коми АО областная партийная библиотека систематически комплектовалась литературой. Наиболее интенсивно партийная библиотека пополнялась в первый год, когда шел процесс формирования фонда. Стоит отметить, что именно в этот период (1922 – нач. 1923 гг.) в остальные библиотеки области (политпросвета, учебных заведений) литература практически не поступала. За непродолжительное время существования фонд партийной библиотеки вырос с 553 до 8 066 экземпляров книг и существенно пополнил областную библиотеку при их объединении в январе 1924 года.[19] После слияния партийной библиотеки с областной Агитпроп продолжал заниматься комплектованием областной библиотеки, при этом в первой половине 1924 года был единственным источником ее комплектования.

Существовавшая летом 1923 г. библиотека уездного комитета РКП(б) Ижмо-Печорского уезда насчитывала около 800 экземпляров книг и также значительно пополнила уездную библиотеку политпросвета при их объединении осенью 1923 г.

В конце 1923 – начале 1924 гг. из областного комитета партии книги поступали в библиотеку с. Шешка Сысольского уезда, поскольку областной отдел агитации и пропаганды являлся шефом данной волости. Агитотдел присылал в основном политическую литературу, газеты и журналы. В то же время через органы политпросвета библиотека книги не получала.[20]

Таким образом, можно говорить о том, что в первой половине 1920-х гг. партийные структуры Коми области участвовали в пополнении фондов библиотек политпросвета. В условиях, когда бюджеты политико-просветительных органов не имели достаточно возможностей для полноценного комплектования культпросветучреждений, это оказалось серьезной поддержкой для библиотек разного уровня. В то же время следует учитывать, что литература, поступавшая по партийным каналам, была преимущественно общественно-политического характера.

Несмотря на различные источники комплектования, в библиотеках политпросвета Коми области в 1920-е гг. было мало книг. В лучшем положении находилась областная библиотека. В ноябре 1922 г. в ее фонде было 9 250, в мае 1923 г. – 9 500 книг. В 1924 г. комиссия, проверявшая работу библиотеки, обнаружила, что книги в библиотеке находятся в беспорядке, работники не фиксируют новые поступления в инвентарные книги, не составляют акты на списанную литературу.[21] При передаче библиотеки новой заведующей в феврале 1924 г. выяснилось, что фонд библиотеки составляет 11 920 книг, а при объединении с библиотекой Агитпропа он увеличился до 20 376 экземпляров. В дальнейшем фонд библиотеки постоянно пополнялся и к 1929 г. составил более 40 тысяч томов.

Средства на комплектование областной библиотеки поступали из двух источников: Главполитпросвета и областного отдела народного образования. Главполитпросвет присылал литературу по почте, а на ассигнования, поступавшие по смете от ОбОНО, библиотека выписывала газеты и журналы и закупала литературу в книжных магазинах Усть-Сысольска. Были и пожертвования читателей и организаций. Например, в 1927 г. 300 рублей на приобретение книг пожертвовала торговая биржа.[22]

Фонды сельских (волостных) библиотек пополнялись не так интенсивно. В 1923 г. на одну сельскую библиотеку, по данным их отчетов, приходилось в среднем около 700-800 книг. В 1924 г. ситуация почти не изменилась. На 1 января 1925 г. больше всего книг было в библиотеках Усть-Вымского уезда (1 029 экземпляров в среднем на библиотеку), а самыми бедными оказались библиотеки Ижмо-Печорского уезда (по 292 книги на одно политпросветучреждение). В 1925 г. комплектование библиотек несколько улучшилось, и к лету 1925 г., по данным Облполитпросвета среднее количество книг на библиотеку возросло до 1 200 книг.[23] Но этого было все же крайне мало. Практически работники всех сельских библиотек жаловались на недостаток литературы. Летом 1923 года из библиотеки при народном доме с. Визинга Сысольского уезда сообщали, что «главным тормозом в работе» являлась малочисленность фондов. В библиотеке народного дома Бакуринской волости Ижмо-Печорского уезда в 1923 г. имелись только брошюры и несколько книг. К тому же библиотеки часто теряли книги из-за неправильного хранения, небрежного отношения к фондам. В январе 1923 г. заведующий Усть-Куломским уездным политпросветотделом сообщал о «нежелательном состоянии» народных библиотек в уезде, так как «почти во всех волостях потерпели массовые похищения и остались лишь некоторые доли ценностей, что не вполне удовлетворяет население».[24] В марте 1923 г. Сторожевский волостной политпросвет просил прислать литературу, так как сгорела школа, и в ней – шкаф с книгами, и во всем селе осталось 2-3 книги. Работники Ижмо-Печорского уездного политпросветотдела в 1922 г. жаловались на плохое снабжение литературой из области, просили выслать газеты, журналы, брошюры. Случалось, что в библиотеке вообще отсутствовали книги, а имелись только газеты (д. Изваиль Усть-Куломского уезда, 1923 г.).[25]

Лучше выглядели фонды четырех уездных библиотек. Когда были сформированы уезды в 1921 г. и библиотеки Усть-Выми, Усть-Кулома, Ижмы и Визинги приобрели статус центральных уездных библиотек, их фонды мало отличались от сельских библиотек. Но уже в 1924 г., по данным областного отдела народного образования, в уездных библиотеках находилось 16 552 книги (на одну в среднем 4 138 книг). В 1925 г., после масштабной цензурной чистки фондов, количество книг в уездных библиотеках несколько сократилось и составило 15 641 томов (на одну в среднем – 3 910 томов).[26]

Большое пополнение библиотек литературой произошло в 1927 г. По случаю 10-летия Октябрьской революции деревенским библиотекам было выслано довольно много книг от Центрального Исполнительного Комитета и Государственного издательства. В результате к началу 1928 г. в среднем на библиотеку приходилось около двух тысяч книг, а на каждую уездную библиотеку – более восьми тысяч книг.[27] Таким образом, за первое послереволюционное десятилетие фонды большинства сельских библиотек Коми области увеличились примерно в четыре раза.

Однако помимо количественного показателя следует учитывать и качественный – состав фондов. В 1918-1921 гг. большую часть книг в библиотеках составляла беллетристика. Однако ее доля с каждым годом снижалась: от 46 % в 1918 до 37 % в 1921 г. (данные по Усть-Сысольскому уезду). Уменьшался также процент книг по истории, географии, естественным наукам. С другой стороны, неуклонно росло количество книг общественно-политического характера. Таким образом, можно сделать вывод, что в 1918-1921 гг. в библиотеки поступала преимущественно общественно-политическая литература, хотя в Яренском уезде к 1921 г. беллетристика еще составляла более половины фондов.

И все же по сведениям библиотекарей, значительную часть фондов составляли книги устаревшие, не интересные читателям, по их выражению «неходовые». В отчете Усть-Вымского уездного политпросвета в январе 1923 г. говорится: «Все избы-читальни нуждаются в литературе, так как оставшаяся от земских библиотек литература не отвечает запросам читателей, нужна современная». В 1927 г. уездные политпросветы также сигнализировали: «Библиотечная работа не может удовлетворять запросам крестьян».[28]

В докладе на коллегии Агитпропа обкома в марте 1928 г. о состоянии библиотечного дела в области отмечено, что «состав книг в областной библиотеке не удовлетворяет читательский спрос. Видимость большого количества книг в центральном отделении создается (особенно это касается художественной и справочной литературы) за счет большого количества старых книг, не подлежащих исключению, но почти не читаемых. Чувствуется большой недостаток в новых современных книгах, особенно в научных».[29]

Как было указано в отчете ОбОНО о состоянии народного образования в области за 1924-1925 учебный год, «книжный состав не имеет в себе подходящей для массового читателя – коми крестьянина – литературы».[30]

Данные за 1923-1927 гг. показывают, что фонды библиотек пополнялись главным образом общественно-политической литературой и литературой по сельскому хозяйству. Общественно-политическая литература составляла более половины книг в библиотеках Агитпропа, советской партийной школы и партийно-профессионального клуба. В сельских и уездных библиотеках в 1923 г. ее количество сравнялось и даже немного превысило количество художественной литературы (соответственно 37 и 36 %).

В областной библиотеке в 1923 г. одну треть составляла беллетристика, другую – литература из общего отдела. Общественно-политическая литература насчитывала всего 3,5 %. В 1927 г. она заняла уже треть фонда, а беллетристика – 22 %. Самыми маленькими были отделы философии и языкознания (около 200 книг). В детском отделении больше всего было беллетристики (две трети), второе место по численности делили общественно-политическая и историко-географическая литература (чуть менее 200 книг в каждом отделе). В передвижном фонде было примерно поровну беллетристики и общественно-политической литературы (по одной трети каждой).[31]

В сельских и уездных библиотеках в 1927 г. на первое место прочно вышла общественно-политическая литература (30,8 %), оттеснив беллетристику (20,8 %). Также значительно увеличилось количество литературы из отдела прикладных наук, в основном за счет изданий по вопросам сельского хозяйства. В 1927 г. книги из этого отдела составляли 21 % фондов сельских библиотек, а в 1923 г. их было всего 12 %.[32]

В сельские библиотеки регулярно поступали центральные и областные (как на русском, так и на коми языках) периодические издания. В 1927-1928 учебном году (согласно распоряжению ОбОНО и Облполитпросвета) уездные отделы образования выписывали для изб-читален газеты «Беднота», «Крестьянская газета», «Югыд туй» («Светлый путь»), «Коми сикт» («Коми деревня»), «Красная звезда», «Безбожник», «Известия ВЦИК» и журналы «Ордым» («Тропа»), «Новая деревня», «Коми просвещенец», «Изба-читальня», «Деревенский театр», «Что читать деревне», «Лапоть», «Учись сам», «Крестьянка» и другие.

С образованием в 1921 г. Коми области перед библиотеками встала задача создать в библиотеках фонды национальной литературы. В области было организовано Коми издательство, выпускавшее книги на коми языке. Облполитпросвет составлял для Коми издательства списки книг, которые необходимо было напечатать в первую очередь. Вся выходившая на коми языке литература немедленно приобреталась для библиотек и школ. В 1927 году областному отделу образования удалось приобрести коми литературу за счет средств Центрального Совета национальных меньшинств. Коми литература составила около 9% всей приобретенной в том году литературы. В 1928 г. ОбОНО сумму в 3 820 рублей, выделенную Коми области Главполитпросветом на содержание деревенских библиотек, истратило главным образом на приобретение литературы на коми языке.[33]

Тем не менее, коми литературы не хватало, в то время как спрос на нее был большой. В советско-партийной школе в 1925 г. не было коми литературы в библиотеке, что, по словам заведующего, затрудняло работу, так как «учащиеся малограмотные и русскую литературу читают с трудом». В сельских библиотеках в начале 1928 г. коми литература составляла в среднем 22 %, в областной – всего около 2 % (653 книги).[34] В том же году заведующий Коми ОбОНО Н. Полещиков сообщал в Главполитпросвет: «Деревенские библиотеки области обслуживают исключительно население коми, которое предъявляет спрос на коми литературу. Литературы на коми языке в деревенских библиотеках крайне недостаточно, так как отпускаемые по бюджету 100 рублей на избу-читальню и библиотеку при ней почти полностью (86 рублей) расходовались на периодику. Русской же литературой, при небольшом на нее спросе в коми деревне, библиотеки обеспечены относительно лучше».[35]

На комплектование библиотек национальной литературой обращали серьезное внимание партийные органы. В июне 1922 г. при Агитпропе был организован литературно-издательский подотдел с целью «создания политической литературы на родном зырянском языке», и при нем литературно-издательская комиссия. Коллегия при Агитпропе обкома в марте 1928 г. постановила, что для каждой волостной библиотеки необходимо приобретать все новинки коми литературы, не менее пяти экземпляров. Заседание бюро обкома ВКП(б) от 3 апреля 1928 года признало необходимым увеличить отпуск средств на издание коми литературы.[36]

В фондах библиотек остро ощущался недостаток детской литературы, тем более что спрос на нее был очень большой – дети составляли значительную часть читательского контингента библиотек. Детское отделение областной центральной библиотеки, хотя и выписывало соответствующую литературу, пополнялось в 1920-е гг. совсем мало – его фонд возрос от 820 книг в 1924 г. до 3 337 в 1929 г. В уезды детская литература, по данным доклада Облполитпросвета в ОбОНО за 1924 г., совсем не посылалась по причине ее отсутствия.[37]

Таким образом, пополнение библиотек литературой в 1920-е гг. осуществлялось не планово, спорадически. После 1925 г. комплектование библиотек Коми автономной области стало более стабильным и разнообразным.  Низовые политпросветучреждения получили возможность самостоятельно заказывать литературу в издательствах: ГИЗе, Партиздате, а также в Коми издательстве. Тем не менее, мало литературы получали сельские библиотеки при избах-читальнях, в результате чего их фонды пришли, по свидетельству библиотекарей, в неудовлетворительное состояние – большинство книг были ветхими или не пользовались спросом у читателей. В условиях недостатка литературы при комплектовании библиотек была сделана ставка на газеты и журналы, которые издавались большими тиражами и были более дешевы.

Кроме того, следует отметить изменения в составе фондов библиотек. Подсчеты показывают, что в общедоступных библиотеках неуклонно увеличивалась доля общественно-политической литературы. Уменьшалась доля художественной литературы, на которую в массовых библиотеках вполне естественно спрос был максимальным. Ощущалась также серьезная нехватка весьма востребованной детской литературы, а также книг на коми языке, что существенно снижало посещаемость библиотек, поскольку в 1920-е гг. в Коми области еще преобладало население коренной национальности.



[1] Абрамов К.А. История библиотечного дела. М.: Либерея, 2001.

[2] Государственное учреждение Республики Коми «Национальный архив Республики Коми» (далее – ГУ РК «НА РК»). Ф. р-241. Оп.1. Д.316. Л.13.

[3] ГУ РК «НА РК». Ф. р-185. Оп. 1. Д. 93. Л.1-110.

[4] ГУ РК «НА РК». Ф. р-185. Д. 93. Л. 11. Д.243. Л.69-77. Д. 274. Л.2. Д.275. Л.15.

[5] ГУ РК «НА РК». Ф. р-185. Д. 243. Л. 30, 37, 38, 39.

[6] Рощевская Л.П. Очерки истории культуры Яренского уезда (XIX-XX вв.). Сыктывкар, 2000. С. 68.

[7] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.6. Л.67, 68.

[8] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Оп.1. Д.124. Л.61-62, 135-137.

[9] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.357. Л.113.

[10] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.358. Л. 36, 38, 40.

[11] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.119. Л.130-131.

[12] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.218. Л.192.

[13] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.259. Л.147.

[14] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.259. Л.186-187, 208, 210, 213, 214, 229. Д.357. Л.73.

[15] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.357. Л.12-13.

[16] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.137. Л.18; Д.218. Л.206. Д.259. Л.28.

[17] Абрамов К.И. Библиотечное строительство в первые годы Советской власти. М., 1974. С.24-25.

[18] Жарков Д.С. Партийные библиотеки в первой половине двадцатых годов // Библиотечное дело в период НЭПа (1921-1929). Сборник научных трудов. Ч.2. М., 1991. С.32.

[19] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.137. Л.25.

[20] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Оп.1. Д.126. Л.154.

[21] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.126. Л.156.

[22] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.357. Л.2-7.

[23] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.199. Л. 7,14,20,33. Д.239. Л.43.

[24] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д. 128. Л.56.

[25] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.6. Л.43-44.  Д.123. Л.8. Д.124. Л.34, 83. Д.125. Л.4.

[26] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.200. Л.8. Д.239. Л.43.

[27] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.358. Л.40.

[28] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.218. Л.16. Д.358. Л.40.

[29] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.358. Л. 36.

[30] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.239. Л.43.

[31] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.358. Л. 36.

[32] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.368.

[33] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.193. Л.8. Д.358. Л.40

[34] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.358. Л.36.

[35] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.242. Л.20. Д.357. Л.63

[36] ГУ РК «НА РК». Ф. п-1. Оп.2. Д.167. Л.9. Ф.148-р. Д.358. Л.34, 42.

[37] ГУ РК «НА РК». Ф. р-148. Д.126. Л.141-145.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>