Север в творчестве и судьбе поэта Эмилии Ивановны Бояршиновой

Бояршинова Г.И.

    Литературное краеведение – это одно из направлений работы  движения краеведов «Северное трехречье», особенно среди тех активистов, которые трудятся  в библиотеках.

В микрорайоне Лименда при библиотеке-филиале № 8 Котласской городской централизованной  библиотечной системы создается литературный музей, где собираются материалы о поэте Эмилии Ивановне Бояршиновой, выросшей в этом скромном уголке города Котласа. Малая родина поэта – Лименда на старинном острове Михейкове (теперь это уже полуостров) в окружении больших и малых рек.

«Трехречье» Эмилии Бояршиновой – это речка детства Лимендка, родная река Вычегда и величественная Северная Двина. Здесь зародился и окреп талант поэта, тесно связанный с неяркой, но приветливой северной природой.

Жила и работала Эмилия Бояршинова в Свердловске, но ежегодно приезжала в родные края. В каждой из семи её поэтических книжек обязательно отражена тема малой родины, которая вдохновляла её на творчество. Её стихи воспевают и природу и людей родного края.

Знаменательным в этом отношении является стихотворение «Приглашение в Лименду», которое особенно полюбилось лимендцам и уже не один десяток лет звучит со сцены, являясь пригласительным билетом в родные края поэта:

 

…А какая у нас весна!

С половодьями да разливами.

Ломит синие льды Двина

И несет их легко, счастливая.

А в июне река – красота!

Не сказать и в книжках не вычитать

Вот поедем в наши места

И пойдем рыбачить на Вычегду!…

 

Один из свердловских поэтов отметил: «Бояршинова выросла на архангельском Севере. И в лад с тихой природой родных мест – её негромкая интонация, выверенность чувства и слова. Её стихотворение «Приглашение в Лименду» звучит гимном краю, где выросла, где обрела песенную душу»(1)

Вот строфы из другого стихотворения – «Берег»:

 

Любые бури мне по силе,

Когда он в плаваньях со мной –

Тот берег в глубине России

Как верный бакен над волной.

Меня березы ждут и верят,

Встречать выходят на причал

Мой отчий край, мой первый берег,

Начало всех моих начал…

 

 

Малой родине посвящены многие другие стихи: «На берегу детства», «В затоне», «В родном порту», «Пристань в Сольвычегодске», «Вычегда – Свердловск», «Ах, рыбалка», «На Иксе…», «Есть же такая радость…», «А на родине и ветер словно песня…».

Эти стихи – о радости возвращения к своим истокам, к тому берегу, где все начиналось: мечты о дальних странствиях, поиск идеала, выбор дорог.

В стихотворении «Вычегда – Свердловск» есть такие строки:

 

…Что-то замечаю, что скучаю

По другой, асфальтовой реке,

По ее стремящему теченью

И многоэтажным берегам,

Где прибой на улицах вечерних,

Словно волны ластится к ногам…

…Уезжаю, но давно знакомо:

Скоро Север позовет опять…

Так всю жизнь и суждено мне:

Дома – по другому дому тосковать.

 

Совсем не случайно символы водной стихии малой родины используются для характеристики города. В этих непроизвольно всплывших поэтических штрихах и видна связь с малой родиной и веришь, что «скоро Север позовет опять».

Главная тема творчества Эмилии Бояршиновой – человек во всех его проявлениях. В стихотворении «Из странствий возвратясь» она пишет:

 

…Пути и встречи – праздник без конца!

Моя душа вмещает без усилий

Людские судьбы, души и сердца.

Они – мое открытие России.

Душа не растеряет эту связь,

Приняв другие города и реки.

И вновь, из дальних странствий возвратясь,

Я расскажу о новом человеке.

 

В стихотворении «Океан»:

 

В детстве мне о море пела

Речка – синяя вода…

В Черном море или Белом

Не была я никогда.

Но душа, в восторге веря,

Шла на эти голоса:

Сине море, дальний берег,

Ветер, волны, паруса.

Суждено мне, как ни странно,

Вечно в плаванье спешить

По глубинам-океанам

Человеческой души…

 

Человеческая душа, её глубины всегда привлекали пристальное внимание поэта.

«Каждая человеческая личность для неё – новая планета, волнующая тайна, требующая разгадки. В лучших своих стихах Бояршинова предстает как внимательный исследователь человеческой души» (2)

В стихах-исследованиях рождается образ, несущий и радость, и разочарование, и преклонение, и боль. Всестороннее изучение человека помогает поэту открывать тайны человеческой души, по-своему оценивать её, в том числе и свою собственную:

 

В моей душе, не соглашаясь, спорят

Не в лад настроенные две струны…

Одна – как буря, свежий ветер с моря,

Другая – тихий, нежный плеск волны…

(«Две струны»)

 

И ещё:

 

По крупинкам душа моя рассыпана –

В других, везде…

Я ищу себя ненасытно –

И там, и здесь…

Люди, я люблю вас люди!

Волнуюсь, открыв:

В каждом сердце – есть или будет –

Мой, мой порыв.

 

Поэт Эмилия Бояршинова требовательна к людям, но ещё более – к себе. В стихотворении «В открытом море» она в исповедальном тоне беседует с водной стихией – Морем:

 

Здравствуй, море!

Из твоей вечности

Хоть несколько мне удели минут.

Так ли живу, как хотела я, —

Когда серьезна, когда весела?

А может быть,

Всё, что я в жизни делаю,

Всё – словно след весла?

В жизни, в этой короткой повести,

Обидно поддаться легкой волне

Я у тебя учусь суровости,

Великой щедрости и глубине.

Силы возьму я у ветра морского.

Я унесу в себе эту ширь.

Жить – так жить широко, раскованно!

Петь – так петь из глубин души!

 

В рецензии на последний сборник (вышел в 1978 году) «Приезжай на листопад» свердловский поэт Евгений Фейерабенд отмечает: «В стихах читателю открывается душа, полная стремления к совершенству и заботе о том, чтобы люди были счастливы. И закрываешь книгу с чувством трепетным и благодарным» (3)

Судьба поэта Эмилии Бояршиновой сложилась так, что события и впечатления детства и юности отразились на всем её творческом пути, несмотря на то, что они пришлись на трудные годы.

Родилась Эмилия Бояршинова в 1928 году в уральском городе Ирбите в семье начинающих учителей. Через год семья переехала в город Котлас, где родители получили работу в школе ІІ ступени. В 1933 году родителей перевели на работу в Лимендскую фабрично-заводскую десятилетку (ФЗД). Это была первая школа-десятилетка в районе. Мама Нина Александровна Жданова была назначена заместителем директора по учебной работе и вела уроки русского языка и литературы. Отец Иван Афанасьевич Бояршинов преподавал географию.

Первый интерес к природе края зародился у детей под влиянием отца. Отец начал с того, что обошел Лименду и её окрестности. Затем в эти походы брал детей и знакомил с окружающим миром. Лименда в это время была рабочим поселком. Главным промышленным объектом был Лимендский судоремонтный завод, преобразованный из ремонтных мастерских в 1915 году.  Поселок в 1933 году выглядел  благоустроенным, чистым. Вдоль палисадников проложены деревянные мостки, заложен небольшой сквер, где посажены  аллеи березок, ёлочек, тополей.

Поселковый совет, партком проявляли заботу и о людях – рабочих, врачах, учителях. Для учителей был выделен двухэтажный деревянный дом, в нем жили и заводские служащие. Деревянная двухэтажная школа стояла на берегу затона. Во дворе школы была устроена спортивная площадка с полным оснащением: шведская стенка, шест, лестница, кольца, турник, канат, перекладины.

Летом 1934 года поселковые власти организовали отдых для учителей в деревне Макарово. Отдыхали семьями по 10 дней. Для этой цели был снят обыкновенный деревянный дом, пятистенок. Одновременно могли отдохнуть две семьи – 8 человек. Доставлялась семья туда и обратно в рессорной коляске, на лошади. Питание было исключительным: три раза в день по четыре блюда, душистый хлеб из русской печки, свежие продукты, жаркое из дичи, топленое молоко с пенкой, лесная земляника со сливками, оладьи, шаньги, пироги, свежие овощи. Это настолько отличалось от домашнего питания, что запомнилось на всю жизнь. Обслуживала две семьи хозяйка дома, внимательная и добрая женщина.

Здесь и произошло знакомство с первозданной северной природой. Лес и речка Лимендка, еще не полностью вошедшая в свои берега, были в двух шагах от дома. В жизни шестилетней Эмилии произошло  здесь чрезвычайное происшествие. От дома через полой был проложен временный мостик из шатких досок, с одной стороны имелись легкие перила. Впервые по этому мостику шли гуськом – за старшей девятилетней сестрой шла младшая, за ней отец, позади всех – мама. На середине мостика Эма оступилась и полетела в воду. Тут же за ней прыгнул отец и подхватил её на руки. Вода была отцу по пояс. Эма не успела даже испугаться и голоса не подала. Таким образом, состоялось «крещение» в Лимендке будущего любителя плаваний. То же лето положило начало прогулкам на речку Лимендку, на луга с обилием полевых цветов. Вскоре уже с детскими удочками, которые сделал отец, научились ловить рыбу и радовались всякой мелочи.

Почти каждое лето родители уезжали на юг. Однажды – вместе отдыхали в Евпатории. В другие годы уезжали по очереди. Мама – в санаторий, а отец дважды был на курсах усовершенствования учителей географии – в Крыму и на Кавказе.

Путевки оплачивал профсоюз.  Из этих поездок родители возвращались с интересными рассказами о неизвестных южных краях, о теплом море и снежных вершинах, привозили различные безделушки из раковин, цветные камешки, гербарии и незнакомые в то время фрукты – виноград, гранаты, апельсины. Так расширялся детский кругозор, а после сказки Пушкина « О рыбаке и рыбке» особенно складывалось стремление обязательно побывать на море и увидеть его собственными глазами.

А пока осваивались реки. Каждое лето мы отправлялись с бабушкой по Вычегде в Сольвычегодск в гости к тете, маминой сестре, единственной, оставшейся жить в родном городе. У неё уже была семья. Остальные бабушкины дети разъехались. В 1935 году младшие дети – Герман и Ксения, окончив школу-десятилетку, поступили в институт. Ещё двое учились в техникуме, остальные пятеро были семейными и жили в других городах.

Сольвычегодск – родной город семейства Ждановых. Здесь на Вычегде выросли все девять детей деда Александра Дидимовича Жданова и бабушки Александры Ивановны.

С 1906 года и до конца жизни дед работал учителем, а бабушка воспитывала детей, затем и внуков. Всем своим детям дед прививал интерес к истории северного края. Двое старших его сыновей стали охотниками, как  и дед, и хорошо знали Сольвычегодский край. Дед рассказывал детям истории о возникновении Русского государства, о вологодской земле, откуда родом он сам и бабушка, о заселении северных рек новгородцами, о возникновении городов Вологды, Устюга, Сольвычегодска. Дошли до его внуков и легенды, которые он рассказывал детям. Вот его легенда о трех братьях-новгородцах, которые со своими дружинами появились на реках Севера, чтобы изучать и осваивать новые места для поселений.

Три брата – Михейко, Потапко и Ивашко с дружинами остановили свой выбор на небольшом лесистом острове при слиянии рек  Двины и Вычегды. Здесь они строили лодьи и исследовали берега рек для устройства поселений. Потапко с дружиной задержался на Черной речке. Позднее здесь появилась первая крепость Чернигов. Ивашко с дружиной на лодьях отправился к устью Двины, к морю.  Море, богатое рыбой и морским зверем, привлекало многих новгородцев. Они дали начало заселению Севера на границе с морем. Так появились поморы.  А Михейко надолго остался на острове. Он строил лодьи,  вместе с дружиной исследовал берега рек. Из своих походов дружина возвращалась на знакомый уже им остров. Этот остров сохранил название по его первому поселенцу – остров Михейков.

Новгородцы постепенно освоили новые земли и поставили города, в том числе и Соль-Вычегодскую на Соленом озере. О возникновении и развитии города Сольвычегодска подробно внуки узнали уже от бабушки. Внуки часто собирались около бабушки летом. Особенно нравилось купанье в Вычегде, чистый, горячий песок на ее берегах. Запомнилось и непонятное разрушение двух красивых колоколен в 1933 году. Бабушка запретила своим внукам смотреть на это действо.

Река Северная Двина родила у десятилетней Эмилии мечту, которая прошла через всю дальнейшую жизнь, через все её творчество. В 1938 году семья осуществила давно задуманную поездку по Северной Двине до Архангельска. Отец оплатил четырехместную каюту на пароходе «Ломоносов». Широкая река, меняющиеся берега, встречные катера и лодки, буксир с плотами, чайки за кормой – все это поражало наше воображение. Но особый интерес вызвал у Эмилии сам пароход, его устройство – каюты, палуба, рубка, капитанский мостик. Она не отпускала руку отца и слушала его объяснения с восторженным интересом. Когда капитан разрешил ей подняться на мостик и она увидела, как пароход «слушался» капитана, в ней появилось желание научиться водить пароходы. Не сразу окрепла эта мечта. Но уже к двенадцати годам стремление к мечте – стать капитаном дальнего плаванья – выражалось в том, что она серьёзнее стала заниматься спортом, читала книги о путешествиях, учила азбуку Морзе. Вместе с мальчишками плавала по затону на плотах и лодках.

Однажды она показала отцу составленные по карте маршруты дальних плаваний. Отец очень серьезно отнесся к этому детскому творчеству Эмилии и подробно рассмотрел каждый маршрут. Он разъяснил, с какими трудностями пришлось бы встретиться капитану, и почему невыполним, нереален тот или иной маршрут. Отец посоветовал пока готовить себя физически и получить прочные знания по всем предметам, какие дает школа. И она последовала этому совету. Постепенно развивались и другие интересы – любовь к чтению, литературе, стихосложению.

Эмилия закончила шесть классов, когда началась Отечественная война. Появились трудности с продуктами, появились недетские заботы. Отец ушел на фронт и вернулся домой инвалидом – в  1943 году. Старшая сестра окончила школу и уехала учиться в институт. Младшая сестричка требовала внимания, она еще посещала детский сад. Мама уставала на работе. Приходилось вести всё домашнее хозяйство, так как бабушка уехала в Пермь, где обосновались четверо её детей. Стало очевидным, что мечте стать капитаном дальнего плавания не суждено сбыться.

В 1945 году встал вопрос о выборе пути. Эмилия не раздумывала – это большая Литература, это поэтическое Слово, которое давно её привлекало. Оказалось, что её настоящее призвание – это Поэзия, где она может чувствовать себя Капитаном дальнего плавания « по глубинам – океанам человеческой души».  Из всех плаваний она неизменно возвращалась на свой северный Берег:

 

Есть  же такая радость –

Времени вопреки,

С собственным детством рядом

Жить у старой реки…

Жаль, что пора прощаться…

Жизнь хороша, пока

Есть куда возвращаться

Берег, затон, река…

 

«Река поэзии полнится множеством притоков: тихих речек, говорливых ручьев, хрустально звенящих ключей. Поэзия Эмилии Бояршиновой принадлежит к родниковой. Она свежа, прозрачна и умеренно сентиментальна.  В большой реке отечественной поэзии струится и её творчество».(4)

 

 

 

Использованные источники и литература:

 

1. Е. В. Фейерабенд, Умудренность сердца, Вечерний Свердловск, 1978, 18 апреля.

  1. Л. К. Татьяничева, Лирика умного и доброго сердца. — В кн.  «Приезжай на листопад»,  Свердловск, 1978, с.8.
  2. Е. В.  Фейерабенд, Умудренность сердца, Вечерний Свердловск, 1978, 18 апреля.

4.   Е. А. Пермяк,  Свой голос, Литературная Россия, 1968, 26 июля.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>