ПРОВЕДЕНИЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ В АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

Чижов Ю.А.

Важной составной частью буржуазных реформ 60-70-х годов XIX века в России была реформа судоустройства и судопроизводства, наиболее радикальная и последовательная среди реформ Александра II.

В истории изучения проведения судебной реформы 1864 года можно выделить три этапа: дореволюционный, советский и современный. В дореволюционный период отечественными историками и правоведами был собран и обобщен значительный источниковый материал, касающийся истории подготовки и осуществления судебной реформы.[1] Исследователи советского и современного этапа изучения судебной реформы 1864 года, продвинули ее изучение на качественно более высокий уровень. В специальных исследованиях были охарактеризованы буржуазная сущность реформы, принципы и институты новой судебно-правовой системы, проанализирован процесс разработки и принятия «Судебных уставов», исследовались отдельные институты судебно-правовой системы дореволюционной России.[2] Однако многие вопросы истории проведения реформы все еще остаются за рамками работ историков и юристов. В частности, вопросы практической реализации реформы в российской провинции еще требуют глубокого и всестороннего освещения.

Обращение к опыту реализации судебной реформы 1864 года на местном региональном материале представляется чрезвычайно важным, так как позволяет выявить механизмы осуществления данного преобразования, определить общее и особенное в процессе проведения судебной реформы в различных регионах страны.

В результате судебной реформы 1864 года были образованы две системы судов: 1) местные суды – мировой суд и съезд мировых судей; 2) общие суды – окружной суд и судебная палата. Мировые судьи (участковые мировые судьи) избирались уездными земскими собраниями (в городах – городскими думами) сроком на три года. Мировой судья должен был быть не моложе 25 лет, иметь высшее или среднее образование, владеть недвижимым имуществом стоимостью в 15 000 руб. для сельской местности, в 6 000 руб. для столиц и в 3 000 руб. для остальных городов. Наряду с мировыми судьями «Судебные уставы» 1864 года создавали также должность почетного мирового судьи, избираемого на тех же основаниях, что и мировые судьи. Почетный мировой судья заменял мирового в случае его отсутствия, присутствовал в качестве члена на съезде участковых мировых судей и разбирал частные дела по просьбе обеих сторон. Ведению мировых судей подлежали мелкие уголовные и гражданские дела: о кражах, мошенничестве, лесных порубках, присвоении найденного имущества и другие. Мировой судья по таким делам мог приговорить к денежному взысканию на сумму не более 300 рублей, к аресту на срок не свыше трех месяцев, к заключению в тюрьму на срок, не превышающий одного года. Создавались мировые суды в городах и уездах. Как правило, каждый уезд составлял мировой округ, разделявшийся на мировые участки. Участковые мировые судьи осуществляли правосудие единолично. Апелляционной инстанцией для участковых судей был съезд мировых судей, состоявший из всех мировых, в том числе и почетных, судей округа.

Система общих судов включала окружные суды (один на несколько уездов) и судебные палаты (одна для нескольких судебных округов). Окружной суд в составе председателя и членов суда, назначаемых императором по представлению министра юстиции,  рассматривал уголовные и гражданские дела, превышавшие подсудность участковых мировых судей. При окружных судах состояли судебные следователи, судебные приставы, прокурор, товарищи прокурора и другие служащие. Уголовные дела, по которым в законе было предусмотрено наказание, связанное с лишением или ограничением прав состояния, рассматривались в окружных судах с участием присяжных заседателей. Апелляционной инстанцией для окружного суда была судебная палата. Она являлась судом первой инстанции для государственных и должностных преступлений, была разделена на департаменты, председатели и члены которых назначались императором по представлению министра юстиции.  Верховным и кассационным судом, а также высшим органом судебного надзора являлся Сенат, где существовало два кассационных департамента – гражданский и уголовный.

Судебные уставы 1864 года вводили в России новые принципы судоустройства и судопроизводства. В указе об их опубликовании говорилось, что задачей судебной реформы являлось «водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе уважение к закону».[3]

В опубликованном 19 октября 1865 года указе о введении в действие судебных уставов 20 ноября 1864 года предписывалось: «Уставы сии, в полном их объеме, ввести в течение 1866 года в округах С.-Петербургской и Московской судебных палат, а в течение четырех лет, начиная с 1866 года – во всех губерниях».[4] Однако ожидания законодателей не оправдались. Распространение реформы растянулось более чем на 30 лет и завершилось только в 1899 году.

Для введения судебной реформы 1864 года в той или иной губернии и образования окружного суда, на основании статьи 3 части 1-ой «Основных положений преобразования судебной части», обязательно должны были учитываться общая площадь, количество населения, число судебных дел и наличие удобных путей сообщения в губернии, иначе все нововведения не привели бы к желаемому результату.

По статистическим сведениям, собранным губернским прокурором статским советником Нагуллой в 1865 году Архангельская губерния занимала пространство в 757 656 кв. верст с населением 251 552 души обоего пола. Следовательно, на каждую квадратную версту приходилось в среднем 0,33 жителя. Сообщение с губернским городом относительно хорошо было налажено лишь в Холмогорском и Шенкурском уездах, в остальных уездах – «сообщение весьма неудобно». Судебная статистика показывала, что ведомству Архангельской палаты уголовного и гражданского суда ежегодно в среднем подлежали 450 уголовных и 94 гражданских дела, но с введением мировых судей до окружного суда дошла бы лишь незначительная их часть. Малое количество судебных дел не дало бы возможности учредить в губернии институт присяжных поверенных, поскольку вознаграждение за защиту в суде было бы явно недостаточным «для жизни» и вряд ли привлекло кого-нибудь из адвокатов приехать в Архангельскую губернию.[5]

Схожее положение было почти во всех северных и азиатских губерниях России. Поэтому  закономерно, что развитие реформы началось с центра России. По закону от 19 октября 1865 года окружные суды первыми создавались в Санкт-Петербургской, Новгородской и Псковской губерниях (округ Санкт-Петербургской судебной палаты). Затем  и в Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской губерниях (округ Московской судебной палаты).[6] Позднее – в южных и западных губерниях.

10 октября 1888 года на заседании соединенных департаментов Государственного совета впервые обсуждался вопрос о введении судебных уставов 1864 года в Архангельской губернии. После всестороннего изучения вопроса, в том числе и в министерстве юстиции, было принято целесообразным «отсрочить приведение этой меры».[7] Однако крупным результатом этого обсуждения явился закон от 12 декабря 1888 года о введении в действие «Временных правил об устройстве мировых судебных установлений и следственной части в Архангельской Губернии».[8] Государственный совет, не считая своевременным введение в Архангельской губернии судебной реформы в полном объеме, принял решение о частичном реформировании ее судоустройства – учредить мировые суды со всеми их правами и обязанностями.

С открытием мировых судов, на основе закона от 10 марта 1869 года «О порядке производства дел прежних судебных установлений как в местностях, где вводятся судебные уставы в полном объеме, так и в тех, где вводятся мировые судебные установления отдельно от общих»,[9] в Архангельской губернии в течение двух месяцев должны были быть упразднены уездные и словесные суды (городовые магистраты и ратуши были упразднены еще раньше – указом Александра II от 13 апреля 1866 года), а также должности судебных следователей, в том числе должность члена Архангельской палаты уголовного и гражданского суда, учрежденная 12 июня 1886 года мнением Государственного Совета об устройстве судебной части на Мурманском берегу. Обязанности упраздненных уездных судов по заведованию опекунскими делами возлагались на вновь создаваемое губернское по опекунским делам присутствие при Архангельской палате уголовного и гражданского суда. С введением мировых судов в Архангельской губернии вводилось Положение о нотариальной части, утвержденное правительством 27 июня 1867 года: в тех местах, где нотариусы не предусматривались, их обязанности возлагались на мировых судей. Нотариальный архив оставался состоять при Палате уголовного и гражданского суда.[10]

Согласно «Временному расписанию участковым и добавочным мировым судьям в Архангельской губернии» создавалось 9 мировых округов и 20 участков: в г. Архангельске, уездах Архангельском, Холмогорском, Шенкурском, Пинежском и Онежском – по 2 мировых участка, в Мезенском уезде – 4, Кемском уезде – 3 и Кольском уезде – 1 мировой участок.[11] Вместо почетных мировых судей были введены 2 должности добавочных мировых судьи, так как еще при обсуждении в 1888 году проекта введения в Архангельской губернии мировых судов министерство юстиции опасалось, «что ввиду полного почти отсутствия в губернии дворян и помещиков выбор почетных мировых судей может оказаться крайне затруднительным, а потому вовсе отказалось от учреждения упомянутой должности…».[12]

Отказавшись от идеи выборности мировых судей, министерство юстиции само назначало мировых судей из лиц, отве­чавших определенным требованиям. 15 участковых и 2 добавочных мировых судьи были назначены приказом по ведомству министерства юстиции от 28 марта 1889 года за № 12 и приступили к исполнению своих обязанностей с 1 апреля 1889 года.[13] Вероятно, эту дату – 1 апреля 1889 года – можно считать датой открытия мировых судов в губернии. Трое мировых судей вступили в должность в течение апреля месяца и двое – с 22 августа 1889 года.[14]

Около половины из них – имели университетское образова­ние. Например, оба мировых судьи Архангельского уезда А.В. Ландман и П.И. Осташев окончили юридические факультеты Новгород­ского и Московского университетов, А.П. Иессен (мировой судья 1-го участка Холмогорского уезда) окончил Дерптский университет, А.Н. Павлушков (мировой судья 1-го участка Онежского уезда) – Казанский университет, С.А. Пиче (мировой судья 1-го участка Кемского уезда) – Московский университет, Р.С. Богданович (мировой судья 3-го участка Кемского уезда) – Санкт-Петербургский университет. Мировой судья 2-го участка г. Архангельска И.В. Богданов окончил императорское училище правоведения, мировой судья 1-го участка Пинежского уезда В.А. Платонов – Демидовский юри­дический лицей и т.д. Некоторые имели военное образование.[15]

Непосредственный надзор за мировыми судьями возлагался на Архангельскую палату уголовного и гражданского суда. В соответ­ствии с п. 15 «Временных правил…» роль мирового съезда как апел­ляционного органа для дел, решаемых мировыми судьями, принадле­жала той же Палате.[16] Исполнять решения мировых судей и Палаты в качестве мирового съезда предписывалось местным полицейским чинам и волостным и сельским начальствам (судебные приставы, должность которых предусматривала судебная реформа, в губернии не вводились).[17]

17 декабря 1891 года вышло дополнение к закону oт 12 декабря 1888 года: «Об усилении штатов судебных установлений в Архангельской губернии»,[18] по которому с 1 января 1892 года в г. Архангельске учреждалась дополнительная должность участкового мирового судьи. Мировой округ губернского города Архангельска стал состоять из 3-х мировых участков.

С укреплением мировой судебной системы в губернии в министерство юстиции стали поступать заявления как представи­телей администрации, так и чиновников судебного ведомства о необхо­димости и возможности введения судебных уставов 1864 года в их полном объеме, т.е. об открытии Архангельского окружного суда. «С окончанием в ближайшем будущем Архангельской железной доро­ги, – писал губернатор А.П. Энгельгардт, – которая должна дать новый толчок промышленности, торговле и вообще экономической жизни этой губернии, сохранение там прежнего порядка судоустройства по наиболее важным делам, с свойственными оному стесни­тельными формальностями и медленностью, представится … крайне неудобным».[19]

29 января 1896 года был опубликован закон «Временные правила об устройстве судебной части и о порядке производства судебных дел в Архангельской губернии».[20] Закон вводился в дей­ствие во второй половине 1896 года. «Архангельские губернские ведомости» писали: «Много лет Архангельская губерния представ­ляла из себя какой-то забытый край… Но вот настали красные дни и для нас: уже близится к концу постройка Архангельско-Вологодской железной дороги, приступлено к постройке Котласско-Пермской дороги, проводится телеграф на Мурман и к Печоре, упорядочено и правильно установлено пароходство по Белому морю на Мурман, к Печоре, и наконец, дан новый гласный суд».[21]

Для всех девяти уездов губернии (Архангельский, Холмо­горский, Шенкурский, Онежский, Пинежский, Мезенский, Печор­ский, который в 1891 году выделился из Мезенского уезда, Кемский, Кольский) учреждался один окружной суд с двумя отделениями (уголовным и гражданским), причисляемый к округу Московской судебной палаты. Одновременно упразднялась Палата уголовного и гражданского суда, а также должности губернского прокурора и его товарищей. Отдельно в законе оговаривалось упразднение существовавшего независимо от Палаты уголовного и гражданского суда коммерческого суда, ведавшего всеми судеб­ными торговыми делами, возникающими в г. Архангельске и уезде. Хотя количество его дел было незначительным (ежегодно не больше 80-90 дел), упразднение коммерческого суда до последнего времени признавалось «не вполне удобным в виду того, что не­которые из торговых дел… требуют безотлагательного разре­шения…», в то время как старое судопроизводство Палаты «не могло удовлетворять означенным требованиям».[22] Открытие окруж­ного суда позволило упразднить коммерческий суд с передачей его дел мировым судьям, при этом вопросы по назначению и увольнению маклеров возлагались на городскую управу, а состав­ление актов на мореходные суда – на местных нотариусов.[23]

Новые «Временные правила» вводили должность почетного мирового судьи, в которой губернии было отказано по закону от 12 декабря 1888 года из-за отсутствия дворян и помещиков. Однако, как считал министр юстиции статс-секретарь Н.В. Муравьев, в г. Архангельске проживало «значитель­ное число лиц, служащих в различных правительственных и общест­венных учреждениях, а равно много представителей торговых и промышленных предприятий. Из числа этих лиц некоторые, без сомнения, могли бы вполне успешно исполнять обязанности почетных судей».[24] Избранных обществом почетных мировых судей утверждал министр юстиции сроком на 3 года.

Обязанности съезда мировых судей возлагались на окружной суд, поскольку «ввести особые мировые съезды не представлялось возможным из-за малого числа участковых судей в уезде и из-за больших расстояний между их камерами».[25]

До 1896 года решения Палаты уголовного и гражданского суда и мировых судей приводились в исполнение чинами полиции и волостными и сельскими начальствами. Загруженные своими прямыми обязанностями, решения судебных мест они исполняли медленно, что иногда приводило к тяжелым последствиям. Поэтому министр юстиции Н.В. Муравьев особенно настаивал на введении должности судебных приставов хотя бы в наиболее населенных уездах – Архангельском, Холмогорском, Онежском, Пинежском и Шенкурском.[26] По судебным уставам 1864 года судебные приставы должны были назначаться в каждый мировой округ. В большинстве уездов судебных дел возникало сравнительно немного, то и судебных приставов было введено меньше – практически по одному судебному приставу на уезд. Согласно «Временному штату Архангельского окружного суда» в губернии учреждались 13 должностей судебных приставов.[27]

Несмотря на открытие окружного суда, введение должности почетных мировых судей, судебных приставов, закон 1896 года, тем не менее, имел ряд существенных отличий от судебных уставов 1864 года.

В первую очередь это относилось к отсутствию в губернии должности присяжных заседателей. Правительство опасалось, что в губернии не нашлось бы достаточное число лиц, могущих по закону исполнять их обязанности. Другое отступление от общего порядка судопроизводства относилось к защите обвиняемого. Адвокатов в губернии почти не было, председатель окружного суда получал право возлагать эту обязанность на местных чиновников судебного ведомства (исключая судей и лиц прокурорского надзора).

Еще большие отступления от правил делались для некоторых уездов Архангельской губернии, в частности, для восточных (Мезенский, Печорский) и западных (Кемский и Кольский), занимавших огромную территорию и находящихся «в дальнем расстоянии от губернского города», где находился окружной суд. По переписям в этих уездах на 1 кв. версту приходилось 0,1­­-0,2 человека, в то же время в районах прибрежной полосы Кольского и Кемского уездов, особенно на Мурманском берегу Кольского полу­острова, к началу навигации прибывало «значительное число пришлого люда не только со всех концов России, но и из иност­ранных государств» для «ловли рыбы, тюленей и китов». Возникавшие среди них уголовные и гражданские дела, главным образом, драки, мелкие кражи, мошенничество, споры и иски относительно жалованья и раздела морской добычи, были подсудны мировым судам и окружному суду в качестве мирового съезда. Принимая во внимание плохое сообщение с г. Архангельском, закон смягчал сроки и требования по судопроизводству для проживающих в этих уездах. Например, неприбытие сторон к разбирательству дела в окружном суде в качестве мирового съезда не останавливало рас­смотрения дела; допускалось прочтение в судебном заседании письменных показаний свидетелей, не явившихся в суд из-за дальности проживания; началом срока на обжалование приговоров считался тот день, когда приговоры становились известны истцу и пр.[28]

Согласно «Временному штату Архангельского окружного суда» предполагался следующий штат Архангельского окружного суда:

Председатель – 1, товарищ председателя – 1, члены суда – 5, секретари (уголовного и гражданского отделений) – 2, помощники секретарей – 2, архивариус – 1, судебные приставы – 13, прокурор – 1, секретарь при прокуроре – 1, товарищей прокурора – 6. Всего – 36 человек.[29]

Число мировых судей, исполнявших по закону от 12 декабря 1888 года и обязанности судебных следователей, – 21 человек, оставалось без изменений.

1 июля 1896 года в час пополудни состоялось торжественное открытие Архангельского окружного суда.[30] На открытии присут­ствовали товарищ министра юстиции сенатор В.Р. Завадский, про­курор Московской судебной палаты Н.П. Посников в сопровожде­нии секретарей палаты Гурбатова и Ошанина, губернатор А.П. Энгельгардт, епископ Архангельский и Холмогорский Иоанникий, другие приглашенные лица и публика. Особую благодарность выступающие на открытии суда выносили «господину министру юстиции статс-секретарю Н.В. Муравьеву, деятельной инициативе которого г. Архангельск обязан введением нового суда».[31]

В 1898-1899 годах по инициативе архангельского губернатора А.П. Энгельгардта был поднят вопрос о введении суда присяжных в губернии.[32] «Одним из основных положений уголовного судопроизводства по уставам … представляется суд присяжных, – писал он, – но Министерство юстиции, считая, с одной стороны, что число лиц, имеющих по закону право исполнять обязанности присяжных засе­дателей, может оказаться недостаточным, а с другой стороны, что при малонаселенности и при огромных пространствах губернии распространение на Архангельскую губернию института присяжных заседателей могло бы послужить к уничижительному отягчению обывателей признавало пока отказаться от суда присяжных».[33] Несмотря на приводимые А.П. Энгельгардтом доводы, вопрос оставался открытым до 1909 года.

10 мая 1909 года Николай II подписал указ «О введении учреждения суда присяжных заседателей в Яренском и Усть-Сысольском уездах Вологодской губернии, в некоторых уездах гу­берний Архангельской и Тобольской, в губерний Томской и в областях Акмолинской, Семипалатинской и Уральской»,[34] по которому суд присяжных вводился в Архангельском, Кемском, Мезенском, Онежском, Пинежском, Холмогорском, Шенкурском уездах. Закон вступал в силу с 1 ноября 1909 года.[35]

Распоряжением председателя окружного суда А.Г. Преснякова 6 июня 1909 года были созданы комиссии по составлению списков присяжных заседателей в каждом из перечисленных уездов под председательством местных участковых мировых судей.[36]  Количество земли, дающее право на внесение в списки присяжных, по закону равнялось 20-ти десятинам.

В ноябре 1909 года было утверждено «Расписание периодов заседаний окружного суда с участием присяжных заседателей на 1910 год».[37]

Сложившаяся таким образом к концу 1909 года судебная система в Архангельской губернии, основанная на принципах «Судебных уставов» 20 ноября 1864 года, функционировала без существенных изменений до 1917 года. Особенности социально-экономического развития губернии обусловили существенные отличия в структуре и функционировании новых судебных учреждений. Февральская, а затем и октябрьская революции привели к складыванию нового социально-экономического и общественно-политического строя страны, и, соответственно, к формированию совершенно иных принципов судоустройства и судопроизводства.

В целом, можно считать, что реализация судебной реформы 1864 года в Архангельской губернии, начавшаяся спустя почти четверть века после утверждения «Судебных уставов» Александра II, заняла почти 20 лет и прошла три этапа:

1)                 1888 – 1896 гг. – с момента утверждения «Временных правил об устройстве мировых судебных установлений и следственной части в Архангельской Губернии» и введения института мировых судей на всей территории губернии до открытия Архангельского окружного суда.

2)                 1896 – 1909 гг. – с начала функционирования Архангельского окружного суда, введение должности почетных мировых судей, судебных приставов, ликвидации Палаты уголовного и гражданского суда, коммерческого суда, должности губернского прокурора и его товарищей до введения закона от 10 мая 1909 года «О введении учреждения суда присяжных заседателей в Яренском и Усть-Сысольском уездах Вологодской губернии, в некоторых уездах гу­берний Архангельской и Тобольской, в губерний Томской и в областях Акмолинской, Семипалатинской и Уральской».

3)                  ­1909 – 1917 гг. – с введения института присяжных заседателей (кроме Александровского и Печорского уездов) до начала ликвидации судебных учреждений, образованных по реформе 1864 года, декретами советского правительства.

 



[1] Филиппов М.А. Судебная реформа в России. СПб., 1871-1875. Т. 1-2; Судебная реформа. Т. 1-2. М., 1914;  Судебные уставы 20 ноября 1864 года за пятьдесят лет. Т. 1-2. Пг., 1914; Товтолес Н.Н. Учреждение судебных установлений. Пг., 1916; Гессен И.В. Судебная реформа. СПб., 1906; Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. СПб, 1914; Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы. М., 1891; Он же. Эпоха великих реформ. Исторические справки. М., 1898.

[2] Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. Саратов, 1963; Он же. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969; Шувалова В.А. К вопросу о судебной реформе 1864 г. // Вопросы истории. 1965. № 2; Она же. О сущности судебной реформы в России в 1864 г. // Советское государство и право. 1964. № 6; Она же. Подготовка судебной реформы 1864 года в России: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1965; Казанцев С.М. Судебная реформа 1864 года и реорганизация прокуратуры // Государственное управление и право. Л., 1984; Он же. Прокурорский надзор за органами дознания и следствия по политическим делам в России во второй половине XIX века // Государственный строй и политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия. Воронеж,  1987; Он же. Роль прокурора в гражданском процессе дореволюционной России // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Воронеж, 1988; Черкасова Н.В. Судебная реформа 1864 г. и возникновение адвокатуры в России // Политико-правовые идеи и институты в их историческом развитии. М.,1980; Она же. К истории русской адвокатуры // Историко-правовые исследования: проблемы и перспективы. М.,1982; Немытина М.В. О судебной  контрреформе  в  России // Государственный  строй  и  политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия. Воронеж, 1987; Она же. Применение судебных уставов 1864 года // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Воронеж, 1988; Кобликов А. Судебные реформы в России: [страницы истории] // Законность. 1998. № 3; Великие реформы в России. 1856-1874. М., 1992; Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 года в России (сущность и социально-правовой механизм формирования). Воронеж, 1994; Попова А.Д. Деятельность пореформенной судебной системы // Вестник Московского гос. университета. Серия 8. История. 1999. № 5.; Она же. Правда и милость да царствуют в судах (из истории реализации судебной реформы 1864 г.). Рязань, 2005.

[3] Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Т. 31. С. 911.

[4] ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 40. Отд. 2. С. 75.

[5] Судебно-статистические сведения и соображения о введении судебной реформы по Архангельской губернии. 1865. С. 15-23.

[6] ПСЗРИ. Собрание 2. Т. 40. Отд. 2. С. 75.

[7] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 579. Л. 64 об.

[8] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 8. С. 597-600.

[9] ПСЗРИ. Собрание 2. Т. 44. Отд. 1. С. 222-228.

[10] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 8. С. 597.

[11] ГААО. Ф. 68. Оп. 2. Д. 224. Л. 8.

[12] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 579. Л. 73об.

[13] ГААО. Ф. 68. Оп. 2. Д. 224. Л. 12- 14.

[14] Там же. Л. 17.

[15] Там же. Л. 23-25.

[16] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 8. С. 599.

[17] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 8. С. 600.

[18] Там же. Т. 11. С. 664.

[19] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 579. Л. 64об.

[20] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 16. Отд. 1. С. 70-77.

[21] Архангельские губернские ведомости. 10 июля 1896. С. 4.

[22] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 579. Л. 74об.

[23] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 16. Отд. 1. С. 71.

[24] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 579. Л. 73об.

[25] Там же. Л. 68об. – 69.

[26] Там же. Л. 67об. – 68об.

[27] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 16. Отд. 2. С. 30.

[28] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 16. Отд. 1. С. 76-77.

[29] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 16. Отд. 2. С. 30.

[30] ГААО. Ф. 69. Оп. 21. Д. 1. Л. 6; Оп. 9. Д. 3. Л. 1-1об.

[31] Архангельские губернские ведомости. 10 июля 1896 г. С. 5.

[32] ГААО. Ф. 1. Оп. 8. т. 2. Д. 579. Л. 3-12.

[33] Там же. Л. 66.

[34] ПСЗРИ. Собрание 3. Т. 29. Отд. 1. С. 325-329.

[35] ГААО. Ф. 69. Оп. 9. Д. 383. Л. 7, 9об.

[36] ГААО. Ф. 69. Оп. 9. Д. 383. Л. 3об.

[37] Там же. Л. 22.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>