ОТ АМБАРОВ-ЧАСОВЕН – К ПРАВОСЛАВНЫМ ХРАМАМ

Матафанов Н.Н.

 В текущем году исполняется 512 лет со дня основания первого города за Полярным кругом – Пустозерска. Он был поставлен «для опочиву Московского государства торговых людей, которые ходят из Московского государства в Сибирь торговати» [1].

О церковных же храмах Пустозерска впервые находим упоминание в жалованной грамоте царя Ивана IV, данной канинским и тиманским самоедам [2] в 1545 году. Из неё узнаём о трёх пустозерских церквях: соборной Преображенской, Введенской и Никольской. К сожалению, в грамоте не указывается время постройки церквей, а сохранившиеся церковные документы датируются гораздо позднее, чем середина XVI столетия. В XVI-XVIII веках Пустозерский приход был одним из самых обширных и богатых приходов по всему Запечорскому краю.

Приведём некоторые данные о церквях прихода, его священниках и церковнослужителях за 1746 год: «1. Церковь Преображения Господня, приходских дворов 105. Поп Петр Андриянов, вдов, 59 лет. Дьячок Василей Петров сын Кожевин, 33 года. У него сын Андрей – 4 года. Пономарь Алексей Васильев сын Дьяконов, 37 лет. В штате недостает дьякона. 2. Церковь Введения Пресвятые, приходских дворов 43. Поп Леонтий Силуянов, 67 лет. Дьячок Григорий Иванов сын Попов, 34 года. У него сын Яков – 7 месяцев. Да вышеписанного попа Леонтия внук его пономарь Александр Васильев сын – 11 лет. В штате не хватает дьякона. 3. Церковь Николая Чудотворца, приходских дворов 99. Поп Федор Петров, 41 год. Дьячок Иван Петров сын Кожевин, 46 лет. Пономарь Максим Григорьев сын Попов, 12 лет. В штате не хватает дьякона» [3].

Следует отметить, что к пустозерским церквям было приписано население близлежащих деревень, основанных в разное время по побережью реки Печора, а также самоеды, кочевавшие по Большеземельской тундре. Крестьяне деревень, особенно тех, которые находились за 20-40 вёрст от Пустозерска, испытывали большие затруднения с посещением церквей и отправлении необходимых треб при рождении детей, бракосочетании, смерти родственников и др. Поэтому в некоторых деревнях стали появляться амбары наподобие часовен или специально отведённые для молитв горницы в жилых домах.

В декабре 1808 года благочинный Пустозерского прихода Стефан Спирихин сообщил в «Пинегское» духовное правление, что в трёх деревнях его благочиния – Великовисочной, Оксинской и Куйской имеются «особые белые покои наподобие часовен с образами для моления обывателями» [4]. Этими амбарами всерьёз заинтересовались не только в духовном правлении, куда было отправлено письмо, а и в Архангельской духовной консистории. И уже оттуда в апреле 1809 года последовало указание благочинному С. Спирихину уточнить «1. Когда кем построены в рапорте указанные им молитвенные дома (белые покои) наподобие часовен. 2. Кому принадлежат находящиеся в них образа и особенно образ Богоматери всех скорбящих. 3. Кто заготовляет и продавает восковые свечи и где покупают. 4. Куда употребляются выручаемые за оные денги. 5. Не отправляет ли кто церковнослужение, есть ли какие книги» [5]. И далее следует указание уже духовному правлению: «Учинить по настоящему при депутате со светской стороны основательное следствие и по его учинению отрапортовать с приложением следствия в консисторию» [6].

По указанию «Пинегского» духовного правления благочинный С. Спирихин в ноябре – декабре 1809 года вместе с мезенским земским исправником Звягинцевым провели следственные мероприятия по отношению к владельцам амбаров наподобие часовен и специальных горниц для «моления» в жилых домах. Приведём для примера два документа составленных ими в Куйской и Великовисочной деревнях: «…в следствие Указа Пинегского духовного правления благочинным Спирихиным в Куйской деревне в присутствии мезенского земского исправника нижеписанный спрашиван и показал: Зовут его Иваном Васильев сын Хаймин. От роду ему 37 лет. Пустозерской слободки Куйской деревни крестьянин, грамоты не знает, на исповеди каждогодно бывает и у святого причастия по достоинству, в подозрениях, наказаниях и под судом никогда и ни за что не бывал. Построен дом в коем он проживание имеет отцом его, равно и белый покой в коем издревле имеется образ скорбящей Богоматери. Покой же сей не особенно построен был для Богомоления, в коем и теперь обретаются. Свечи восковые для обыкновенного поставления к тому образу и протчим с оным стоящим не заготовляются, но приходящие для Богомоления приносят оные с собой и полагают, что ими покупаются оные в церквах. В помянутом покое служения никакого не происходит и потому и книг не имеется. Приходят же иногда из других домов для Богомоления к реченному образу потому что имеет он приверженность к старым образам в чем и показал… правду. Крестьянин Иван Корепанов руку приложил. При отобрании сего показания находились исправник Звягинцев, благочинный священник Стефан Спирихин» [7]; «В Великовисочной деревне благочинным Спирихиным в присутствии мезенского земского исправника написанный спрашиван: зовут его Тимофеем Федоров сын Шальков от роду ему 42 года на исповеди каждогодно бывает и у святого причастия по достоинству, под судом не бывал. Оставшийся после смерти родителей его, образ Николая Чудотворца назад тому лет восемь поставлен в собственном его анбаре в каковой и ходят для Богомоления здешней деревни жители по причине той, что образ сей старинный, свеч для обыкновенного поставления не заготовляется, но приходящие приносят оные с собой и полагает что ими покупают в церкви. Служения не происходит и никаковых доходов не имеет. В чем и показал самую настоящую правду. При отобрании показания находились исправник Звягинцев, благочинный священник Стефан Спирихин» [8].

После рассмотрения этих документов в Архангельской духовной консистории вышел строжайший Указ об «отобрании старинных образов» из амбаров наподобие часовен и передаче их в приходские церкви, а сами амбары «разломать или отдать для сельской нужды». Исполнение Указа было поручено благочинному священнику С. Спирихину, на что он сообщил в консисторию, что в летне-осенние месяцы до указанных выше населённых мест не добраться в связи с плохим состоянием дорог и также указал: «… без начальников земского суда приступить смелости не имеет опасаясь чтобы не получить от жителей какой-либо себе обиды». Тогда из консистории в январе 1811 года предложили, чтобы он с помощниками «со всяким благоразумием и осторожностию разведали собирается ли народ в анбары для Богомоления? В каком множестве? Как часто и ежели усмотрено будет злоупотребление то стараться без раздражения со смирением оное отвращать, а не разламывать оные анбары» [9].

Крестьяне же вышеуказанных деревень старались донести до руководства епархии о том, что они ни в чём не виноваты, а то что «молятся в анбарах», то это происходит лишь потому, что приходские церкви находятся очень далеко от мест их проживания. Так, поверенным от крестьян Оксинской деревни Иваном Сумароковым было отправлено Покорнейшее прошение на имя епископа Архангельского и Холмогорского Парфения (Петров) следующего содержания: «С давних лет среди нашей Оксинской деревни находится анбар, устроенный нами в честь поставленному в оном образу Святителя Николая Чудотворца и мы по отдаленности от нашей приходской церкви в помятой анбар сходимся приносить оному образу молитвы; Как же Пустозерского нашего прихода общество принуждает образ Святителя и Чудотворца Николая из анбара вынести и поставить в приходскую церковь, то мы по отдаленности нашей деревни от приходской церкви ходить в оную не в состоянии. Того ради Преосвященный Владыко Милостивший Архипастырь! С согласия Оксинской деревни крестьян покорнейше прошу приказать пустозерским священникам чтоб они образ Николая Чудотворца, в анбар поставленный взнести в приходскую церковь нас не принуждали и чрез то не упрекали бы приношения помятому образу наших молитв и о том учинить милостивейшую архипастырскую резолюцию» [10].

В Архангельской духовной консистории по этому прошению была подготовлена следующая справка: «1. Оксинская деревня отстоит от приходской церкви в 20 верстах. 2. В данной деревне, как Благочинный пустозерский священник Стефан Спирихин и священник Павел Тошаков доносили посреди улицы в выстроенной совсем подобной часовне анбар народ каждодневно, а особенно в праздники для моления в большом количестве собирается – вечерю, утреню и часы грамоту имеющие по книгам старопечатным читают. Збор в оный бывает чрез повестку в двупудовый весом колокол, свечами продажа производится и доброхотные вклады бывают [11].

Окончательное решение по поводу существования амбаров-часовен было узаконено Указом Святейшего Правительствующего Синода от 17 ноября 1811 года. Приведём его текст полностью: «1. По уважению отдаленности деревень Оксинской, Великовисочной и Куйской от приходской их Пустозерской церкви, оставить строения в сих деревнях находящиеся, как признаются похожими на часовни, в том виде в каком они теперь находятся для приватного моления с тем однако же, чтобы поступающие при оных строениях доходы принадлежали приходской церкви (выделено мною. – Н.М.) 2. Благочинному, приходским священноцерковнослужителям подтвердить, что они имели неослабное наблюдение дабы при помянутых строениях не происходило чего-либо противного правилам благочестия и дабы не вкрались тут какие либо развратники к соблазну и уклонению жителей от Святые церкви. 3. Ежели будут оказываться таковые развратники, то поступать об них согласно с Указом Святейшего Правительствующего Синода от 22 марта 1800 года последовавшим, коего в 6-ом пункте сказано: что следует до самых преподающих по селениям сумазбродные правила и посевающих распрю и междоусобие бродяг из беглых раскольнических попов и других подобного им состояния людей, то ежели оные где окажутся и в том дойдет до сведения Преосвященных от Духовных правлений благочинных или приходских священников, не входя в сыск, а только разведать достоверно без всякого разглашения давать знать немедленно Господам Губернаторам для сведения о чем и Указ в Правление декабря 30 послан» [12].

Три года потребовалось церковным властям епархии, чтобы нешуточные страсти вокруг амбаров-часовен прекратить, но при этом всё-таки найти возможность разрешить крестьянам отдалённых от приходских церквей деревень продолжать осуществлять «Богомоление» в них. В тоже время уже тогда, как у церковного руководства, так и у крестьян, скорее всего, возникали мысли о необходимости постройки в этих деревнях православных храмов. Но прошли ещё многие лета, чтобы эти мысли стали не мечтой, а реальностью.

В декабре 1839 года крестьянин Пустозерского прихода Великовисочной деревни Пётр Васильев Дитятев обратился к епископу Архангельскому и Холмогорскому Георгию (Ящуржинский) «о построении собственным его капиталом вместо существующей часовни новой деревянной церкви, приписанной к Пустозерску» [13].

Несколько позднее вместо часовен были построены церкви и в Оксино (1846 г.), и в Куе (1850 г.) О том, как строились все три церкви, какие возникали при этом проблемы, можно прочесть в нашей с Николаем Анатольевичем Окладниковым книге [14].

Определённый интерес во вновь построенной Великовисочной церкви представляли иконостас, другие иконы, находящиеся в ней, а также некоторые предметы богослужения, указанные в описи церкви при её освящении 11 марта 1845 года: «…Иконостас столярной работы с тумбами, рамами, 12-ю вверху и внизу пилястрами и капителями с двумя из простой резьбы карнизами и на тумбах под местными иконами Спасителя и Богоматери резными фигурами посреди Иконостаса под потолком треугольник для всевидящего ока с сиянием. Иконостас выкрашен голубою краскою, а рамы, пилястры, капители, карнизы и вся резьба позолочены недорогим золотом. Царские врата столярной работы с простого на них и по верху их резьбою; среди их четвероконечный крест с сиянием и круглою резною гирляндою; позолочены дешевым золотом. По углам царских врат четыре Евангелиста, а в средине образ Благовещения Пресвятыя Богородицы. По южную сторону царских врат образ Спасителя. Пред ним седмиверховая лампада, медная, побелена с таковыми же цепями и напыльником. Подле него храмовый образ Николая Чудотворца медной, створной полутора верховый, он врезан в деревянную икону с разными на полях чудесами Святителя; все это в особенной резной раме под стеклом. Пред ним 6-ти верховая побеленная зеленой меди лампада с таковым же напыльником и железными цепочками. По северную сторону царских врат образ Богоматери с предвечным младенцем. Пред ним 6-ти верховая побеленная зеленой меди лампада с таковыми же цепями и напыльником. Лампады висят на железных витых прутах. Пономарские двери с образом Св. Предтечи и крестителя Господня Иоанна на железных навесах, как и царские врата. В среднем ставу над царскими вратами образ Тайныя вечери. По северную сторону онаго семь икон, а именно образа: Святого пророка Илии Оквитянина, Рождества Богородицы, Введения Божия Матери в храм, Благовещения, Рождества Христова, Сретения, Богоявления. По южную сторону образа: Святыя Троицы в виде трех ангелов принимаемой Авраамом под дубом Мамврийским, Преображения Господня, Воскресения Христова, Вознесения, Успения Богородицы, Воздвижения честнаго и животворящего Креста и …, Святителя Митрофана Воронежского. В верхнем ставу над царскими вратами образ Святой Троицы отца и сына и в виде голубя Святого Духа. Пред ним побеленная зеленой меди четвертная лампада. По обе стороны этой иконы лики Св. двенадцати апостолов на четырех деках. Все иконы писаны красками на масле и новыя, кроме Св. Пророка Илии, который писан прежде, на нем медные по полям оклады и маленькой сребряной венчик. Иконы на стенах: Подле иконостаса на южной стене образ снятия Спасителя с креста и положения в гроб, на северной – образ Св. Великомученицы Параскевы, между окнами на южной стене иконы Св. Апостолов Петра и Павла и Св. Великомученика Димитрия, на северной стене образ Богоматери с предвечным младенцем. Стенные иконы Апостолов и Великомученика Димитрия аршинныя, а прочия трех четвертей, у всех по полям оклады медные. Налобный образ Воскресения Христова с дванадесятыми на полях его праздниками. В алтаре: на горнем месте на трех деках с медными окладами для Исуса Спасителя, Богоматери и Иоанна Предтечи, писаны на золоте, под ним в трех резных старинных киотах медныя вершковыя иконы Николая Чудотворца. О Святом престоле и жертвеннике: престол первый и один стоит крепко, построен и освящен 11 числа марта сего 1845 года по Благословенной Грамоте Преосвященнейшего Георгия Епископа Архангельского и Холмогорского и Кавалера, данной во граде Архангельске 31 декабря 1844 года на имя Благочинного Большеземельского священника Иннокентия Попова. Антиминс голубого атласа священнодействован и подписан Его Преосвященством Георгием Епископом Архангельским и Холмогорским и Кавалером; в нем св. мощи и губа есть; Евангелие напрестольное 1838 года обложено малиновым бархатом, верхняя дека сребряная под золотом с изображениями Спасителя и четырех Евангелистов, писаных на финифти; на нижней деке наугольники и средник серебряные под золотом; крест четвероконечный, сребряный под золотом с чернетью, 72 золотника; потир сребряной под золотом весу в нем 78 золотников; Дискос таковой же 29 золотников; Звездина таковая же 12 золотников; Два блюдца сребреныя под золотом 26 золотников; Дароносица с прибором таковая же 36 золотников; Чашечка для теплоты сребрения с ножками 19 золотников; Ижица сребряная 7 золотников; Сребра и других драгоценностей при сей церкви нет» [15].

В 1866 году брат Петра Дитятева – Алексей, являясь старостой Великовисочной церкви, решил тоже оказать помощь своему приходу и обратился к епископу Архангельскому и Холмогорскому Нафанаилу I (Савченко) о постройке на свои средства церковной колокольни. В начале 1869 года колокольня была построена, которая в денежном выражении обошлась церковному старосте в пределах 1 000 руб. [16].

Кроме постройки колокольни Алексей Дитятев вносил пожертвования вещами в свою церковь, а именно: «дарохранительницу серебряную с позолотою ценою 150 руб., колокол весом в 51 пуд 30 фунтов, две ризы на местные иконы Спасителя и Богоматери медныя посеребреныя в 100 руб., три священнические ризы, первая в 140 руб., вторая – 30 руб., третья – 10 руб. По другим церквям, а именно в Пустозерскую, Оксинскую, Тельвисочную и Куйскую им пожертвованы в сем году 120 руб. по равной части, т.е. в каждую по 30 руб.» [17].

В ноябре 1872 года Алексею Дитятеву за заслуги по Духовному ведомству «Всемилостивейше пожалована серебряная медаль для ношения на груди на Станиславской ленте» [18].

Со времени постройки Петром Дитятевым приходской церкви в Великовисочном прошло более 30 лет. За эти годы население деревни значительно увеличилось и в церкви прихожанам стало тесно. Тогда сын П. Дитятева – Николай изъявил желание построить новую, более просторную церковь, на свои средства. В 1873 году она была успешно построена и освящена.

В 1892 году епархиальный миссионер Павел Ильинский, наряду с другими приходами Печорского уезда побывал в Великовисочном приходе. Его ёмкий отчёт о пребывании здесь, на наш взгляд, заслуживает внимания, поэтому мы приведём его полностью: «Великовисочный приход принадлежит к 3-ему благочинию устья Печорского уезда, лежит при реке Печоре, как и прочие приходы этого благочиния. От Устьцильмы находится на расстоянии 213 верст, от Архангельска 1083 версты, от следующих за ним приходов Оксинского и Пустозерского в 40 верстах. Открыт приход в 1846 году. Жителей 362 м. п., 430 жен. п. Три деревни прихода находятся на расстоянии 70 верст. Церковь однопрестольная во имя святителя Николая, деревянная, обшита и окрашена. Во внешних поправках не нуждается, но зимою очень холодна. Ограда деревянная, довольно прочная. Внутри церкви чисто, иконостас очень хороший по своему виду. В алтаре святой престол и жертвенник стоят прочно, антиминс цел, освящен в 1865 г., св. дары хранятся в серебряной дарохранительнице в достаточном количестве, св. миро достаточно, хранится на престоле же. Приходская книга ведется исправно. Церковного капитала 1 000 рублей, хранится в конторе Государственного Банка, а в церкви имеется расписка, там же хранится причтовый капитал 1 000 рублей. Наличными к 1 февраля оставалось 64 руб. 75 коп. Метрики, обысковая книга, литургийный журнал ведутся исправно. Опись церковному имуществу и книгам библиотеки церковной есть. Архив хранится как и библиотека, в особом шкафу, в хорошем порядке, опись документам архива постепенно составляется. Свеч в год выходит до 5 пудов. В Пустозерской лавке запас свечей (мелких) истощился, вновь не послано и здесь их мало стало, только 10%. Причт предположил достать из Пинеги с Алексеевской ярмарки, с торговцами, отправляющимися на ярмарку. Народ в приходе православный, но за отлучками на промыслы долг христианский не исполняют аккуратно. Причт во исполнение своих обязанностей исправен. Ссор между собою и прихожанами не имеется» [19].

И ещё об одном малоизвестном, но интересном факте, уже начала XX века необходимо, на наш взгляд, рассказать. В апреле 1916 года благочинному священнику Николаю Попову поступил рапорт от причта Великовисочной церкви следующего содержания: «Сын крестьянина села Великовисочное Николая Петрова Дитятева – Василий Николаев Дитятев, в 1913 году ехав по Малоземельской тундре около озера Урдег заблудился, при этом дал обещание, если Господь выведет его живым и невредимым, то около сего места поставит небольшую часовню и приобретет Св. Икону Богоматери «Нечаянная радость». Ныне родитель Василия Дитятева, Николай Петров Дитятев данный обет, его сыном желает привести в исполнение, а поэтому просим разрешить Николаю Дитятеву за свой счет около озера Урдег в расстоянии 95 верст от приходской церкви поставить часовню во имя Божией Матери «Нечаянная радость». Все пожертвования кои будут поступать в часовню Дитятев обязался доставлять в приходскую церковь. Великовисочный приходской священник Александр Хахилев, псаломщик Автоном Чупров» [20]. 11 марта 1916 г. Николай Попов поставил на этом рапорте краткую, но весьма убедительную резолюцию: «Постройка часовен в тундре, занимающей большое пространство дело благое; они будут служить для самоедов маяком веры» [21].

13 августа 1916 года рапорт причта Великовисочного прихода был рассмотрен в Архангельской духовной консистории. Здесь было отмечено, что «Дитятев намерен поставить из своего материала часовню-амбар не бревенчатую, а из досок, длиною 3,5 аршина, а шириною 2,5 аршина и высотою 4 аршина, т.е. амбар для хранения одной иконы Божией Матери «Нечаянная радость», по сему технический проект Дитятев на эту работу представить отказывается» [22].

Решение консистории по этому вопросу было следующим: «Принимая во внимание отзыв благочинного и свидетельство причта о том, что часовня будет простейшей конструкцией и небольших размеров, консистория полагала бы: Разрешить причту и церковному старосте Великовисочного прихода поставить на средства крестьянина Николая Петрова Дитятева досчатую часовню-амбар в Малоземельской тундре… без составления на эту постройку технического проекта, но с предоставлением в консисторию для сведения чертеж от руки предположенной часовни и с своевременным донесением о ходе работ, а по окончании их с предоставлением акта освидетельствования и приема часовни в свое заведение. Подписали решение протоиереи Василий Аристов, Иоанн Дьяконов, Димитрий Козмин и священник Александр Нечаев» [23].

Через месяц часовня была построена и 26 сентября 1916 года на месте её постройки был составлен сдаточно-приемный акт: «Мы нижеподписавшиеся причт Великовисочного прихода и староста сего числа производили освидетельствование и прием вновь построенной часовни-амбара на место в Малоземельскую тундру в версте от озера Урдег и 95 верстах от приходского храма крестьянином села Великовисочное Николаем Петровым Дитятевым, при чем оказалось: часовня построена из досок на четырех столбах, длиною, шириною и вышиною 3 аршина в виде корабля. На крыше часовни поставлен восьмиконечный крест. Св. Икона Божией Матери «Нечаянная радость» в киоте с позолотою и вырезкою под медную низою позолоченную установлена посреди часовни. На восточной стене часовня имеет входные двери. С западной стороны и на южной и на северной стенах имеются два окна небольшого размера. Записав вышеписанное в настоящий акт, постановили: часовню-амбар в честь Божией Матери «Нечаянная радость» принять в заведывание и наблюдению причта и церковного старосты Великовисочного прихода от строителя крестьянина Николая Дитятева и настоящий акт представлен по принадлежности, в чем и подписуемся. Приняли: Великовисочного прихода священник Александр Хахилев, псаломщик Автоном Чупров, заместитель церковного старосты Александр Володин» [24].

Как нам удалось установить из статьи окружной газеты «Едей Вада» [25], у этой удивительной истории начала XX века имеется хорошее продолжение: в 1989 году часовню у озера Урдег, ставшую совершенно ветхой воссоздал на прежнем месте житель села Тельвиска Ненецкого автономного округа Василий Семяшкин. В статье также отмечается, что «Часовня на Урдюге – действующая… приезжают сюда охотники, рыбаки, жители Коткино и Индиги. Чтобы сопутствовала удача, считается, здесь нужно обязательно что-нибудь оставить. Так охотники часто выкладывают патроны. Их уже набралось несколько десятков. Богомольцы просто ставят свечи. О том, чтобы свечник не был пуст, и часовня не пришла в упадок, заботится семья Семяшкиных. Она и держит связь с Нарьян-Марским приходом. Так что в тундре на берегах Урдюжских озер по-прежнему провожают в путь шествующих древние лики икон и аромат ладана» [26]. В каталоге «Предметы христианского культа в собрании Ненецкого краеведческого музея», изданном в Нарьян-Маре в 2008 году представлена цветная фотография внутреннего убранства воссозданной часовни у озера Урдег.

А вот в Великовисочной церкви в 1931 году разместили, сельский клуб, а ещё через 20 лет здание бывшей церкви было полностью разобрано. Лишь летом 2007 года в селе на месте прежнего храмового комплекса построили новую церковь и освятили её, как и 160 лет назад, во имя Святителя Николая Чудотворца. По заявлению настоятеля Нарьян-Марского прихода иерея Антония новая Великовисочная церковь, выполненная в лучших традициях древне-русского деревянного зодчества, стала настоящим украшением села.

Возродить храм предложил уроженец села Великовисочное, конечно уже не тот, кто являлся церковным старостой и возводил колокольню в 1869 году на свои средства, но всё-таки опять Алексей Дитятев (!), возглавляющий ныне Ненецкий рыбакколхозсоюз и являющийся далёким родственником прежнего А. Дитятева. С его подачи был открыт благотворительный фонд. В сборе средств на возведение новой церкви приняли многие жители села.

В дни празднования 80-летия со дня образования Ненецкого автономного округа Епископ Архангельский и Холмогорский Тихон посетил с. Великовисочное и совершил молебен в храме во имя святителя Николая Чудотворца. По завершении молебна Владыка вручил А. Дитятеву архиерейскую грамоту и образ Архангела Михаила.

Затем во дворе храма он пообщался с жителями села. Епископ Тихон отметил: « Я очень много слышал о Великовисочном, давно собирался здесь побывать и очень рад, что смог побывать у вас. Мне приятно видеть, что вы храните свои истоки, корни, традиции. Возвращение к ним происходит по всей стране и особенно важен этот процесс на Севере, где православие было основой жизни первых поселенцев. Вспомнить прошлое – это значит жить, как жили наши предки: не быть равнодушными, работать с душой для своих ближних. Всё это и есть исконные традиции северян» [27]. Очень мудрые и точные слова, подтверждающие весь наш рассказ о духовной жизни великовисчан за 200 лет.

 

1. Дополнения к Актам историческим, собранным и изданным Археографической комиссией. СПб., 1838. Т. 3. С.82. 2. Так до 1928 года называли ненцев.3. Государственный архив Архангельской области (далее ГААО). Ф. 1743. Оп. 1. Д. 2. Л.Л. 9 об. – 10.4. ГААО. Ф. 29. Оп. 4. Т. 1. Д. 441. Л. 1.5. Там же. Л. 1 об.6. Там же.7. Там же. Л. 11 – 11 об.8. Там же. Л. 8 – 8 об.9. Там же. Л. 27 об.10. Там же. Л. 52 –52 об.11. Там же. Л. 53.12. Там же. Л. 54.13.  ГААО. Ф. 29. Оп. 4. Т. 2. Д 1605. Л. 1.14. Н.А. Окладников, Н.Н. Матафанов. Тернистый путь к православию. Из истории обращения в христианство ненцев архангельских тундр. Архангельск. 2008. – 477 с.15. ГААО. Ф. 29. Оп. 4. Т. 2. Д. 1605. Л.Л. 133 об. – 137 об.16. Там же. Д. 1810. Л. 12.17. Там же. 18. Там же. Л. 37 об.19. Там же. Оп. 8. Д. 147. Л.Л. 11 об. – 12.20. Там же. Оп. 4. Т. 2. Д. 2761. Л. 5.21. Там же.22. Там же. Оп. 9. Д. 309. Л. 140.23. Там же Л.Л. 140 об., 141.24. Там же. Оп. 4. Т. 2. Д. 2761. Л.Л. 5 об., 6.25. «Едей Вада». 5 июня 2003 г. № 57.26. Там же.27. «Няръяна вындер». 15 сентября 2009 г. № 102.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>