Медико-санитарное состояние крестьянства Коми края во второй половине 19-нач.20вв.

Титков О.Н.

 Состояние здоровья населения, профилактика и борьба с эпидемиологическими заболеваниями, организация медицинской помощи, развитие санитарной культуры являются одними из важнейших факторов, влияющих не только на динамику роста численности населения, но и на экономическую составляющую государства. Особенно это актуально, когда основным производителем внутреннего продукта является сельское население. Крестьянство, в большинстве своем проживавшее в удалении от городских центров, в силу специфики занятий, санитарно-гигиенических, а порой и климатических условий, в своей повседневной жизни регулярно сталкивалось с различного рода недугами. Не является исключением и Коми край. В XIX – нач. XX вв. подавляющая масса населения Коми края − свыше 95% −проживала в сельской местности, в разбросанных далеко друг от друга деревнях и селениях, между которыми лежали огромные незаселенные пространства.

До образования в 1869 г. в Коми крае земства сельское население Коми края было фактически лишено квалифицированной медицинской помощи. В Усть-Сысольском и Яренском уездах имелось по одной больнице, в штате которых состояло лишь по одному врачу. В Печорском уезде стационарные лечебные заведения вообще отсутствовали. Ни в Усть-Сысольске, ни в уездах не имелось стационарных пунктов по продаже лекарств, и население было вынуждено обращаться к целителям и знахарям, использовать эмпирически выработанные способы лечения и предотвращения заболеваний, такие как различные отвары трав и кореньев.

При этом распространение большинства болезней было связано с бытовыми условиями жизни населения. Исследователи в своих трудах неоднократно писали о бедственном санитарном положении деревень Коми края. Можно привести некоторые выдержки из описаний быта крестьян. Иоанн Пушкарев в Описаниях Вологодской губернии пишет о жилище зырян: «Избы их неопрятны, тесны, построены из полусгнивших бревен. Печи почти повсюду без труб». Это так называемые «курные избы». Существовали еще и «белые избы» с трубой. А. Попов в своих путевых заметках от Усть-Сысольска к Вишерскому селению описывает зырянскую деревню как хаотичное нагромождение изб, внутреннее состояние которых соответствовало наружному безобразию. Стены и потолок были черны от печной копоти, а стоявшие на полках образа святых были покрыты толстым слоем пыли.  Правда следует оговориться, что подобная картина рисуется автором в деревне Визьябожь. В следующей на пути следования деревне Додзь дома, где ему довелось побывать, отличались по его словам, более благоприятным видом. Архангельский губернатор Н.Д. Голицын в своих записках по обозрению Печорского края в 1887 г. сообщал о крайней нечистоплотности зырян, и полной антисанитарии в повседневном быту, что являлось причиной многочисленных заболеваний.[1]

М.И. Михайлов, В. Аврамов, К. Попов также писали о довольно низком уровне гигиенических норм в среде коми крестьянства и, как следствие, повсеместном распространении инфекционных заболеваний. Кроме того, в их трудах  отмечаются частые случаи венерических болезней среди зырян, происходящие «вследствие раннего развития в народе чувственности».[2] Но большую распространенность сифилиса на селе можно объяснить не распущенностью нравов, а за счет преобладания (до 80 – 90%) бытовых форм заражения.[3]

Справедливости ради стоит отметить, что подобная ситуация имела место не только в коми селениях. По данным медицинской регистрации и материалам исследований, проводимых земскими врачами в центральных губерниях, подобного рода болезни также получили широкое распространение. Наиболее поражены сифилисом были центральные губернии. Так, например, в 70-90-е годы XIX века в Тамбовской губернии заболеваемость сифилисом составляла 15- 20% всей заболеваемости сельского населения губернии. Автор многочисленных работ по сифилису Г.М. Герценштейн считал, что приблизительно 2 млн. населения Европейской России одержимы этим недугом.[4]

Однако следует отметить, что ряд исследователей приводят сведения, рисующие не столь безотрадную картину санитарного состояния повседневного быта крестьянства. О такой черте зырян как пристальное внимание к личной гигиене упоминают Н. Кочиев и А. Н. Хвостов. Они описывают почти каждодневный обычай коми крестьян париться в бане, который выступал не только средством поддержания чистоты, но и подкреплением сил и профилактикой болезней.

Земский начальник Л.В. Корвин-Пиотровский, возглавлявший в 1909 г. экспедицию на Печору, пишет об обычае зырян вывешивать на балконе рукомойник для общего употребления. По словам исследователя, практически у каждого печорского зырянина внутри дома достаточно чисто, хорошо и светло, а непременным атрибутом любого двора являлась баня. О самих зырянах руководитель экспедиции пишет, как о людях крепких, сильных, по большей части не знающих серьезных заболеваний.[5]

Подобные расхождения сведений различных авторов о санитарно-гигиеническом состоянии Коми края в XIX-начале XX вв. можно объяснить тем обстоятельством, что зачастую исследователи не обладали должным уровнем научной подготовки для объективной оценки ситуации. Порой на основании  единичных поверхностных наблюдений делались весьма спорные выводы, приводившие к складыванию быстро подхватывающихся стереотипов.

Все же, если судить в целом, уровень правильных санитарно-гигиенических представлений среди сельского населения Коми края был невысок. Ситуация осложнялась тем, что специфика крестьянской жизни не позволяла претворить в жизнь санитарно-гигиенические нормы, осознаваемые населением. Так, если в семье появлялся заболевший, то домочадцы старались избегать контакта с ним, его кормили из отдельной посуды, как правило, не за общим столом. Для больного освобождались лежанка на печи или другое наиболее удобное место в хорошо отапливаемом помещении.[6] Но, несмотря на принимаемые меры, особенности крестьянского быта не позволяли должным образом изолировать больного члена семьи, что во время эпидемий приводило к дальнейшему распространению болезни.

Высокой степени смертности и распространению заболеваний способствовала также и  традиционная родильная обрядность. Для благополучного течения беременности женщинам рекомендовалось соблюдать ряд предосторожностей: беречься от простуды, не заниматься тяжелым физическим трудом, не стоять долго у печи. Однако в крестьянском быту эти рекомендации были практически неосуществимы, и обычно беременная женщина вплоть до родов выполняла всю привычную для нее работу по дому и хозяйству.

При родах женщине не оказывалось серьезной медицинской помощи. Население предпочитало обращаться к деревенским повитухам, нежели к акушеркам, которые были далеко не в каждом селе. По принятым обычаям рожали в банях, сараях.  Дело доходило до того, что земство выплачивало рожавшей женщине 2,5 рубля, если роды принимала акушерка.

Условия кормления ребенка были так же антисанитарными. Зачастую женщины совсем не кормили детей грудью, а с первых дней давали ему соску из тряпки, и которую заворачивали нажеванный хлеб или кашу. Ребенка старались, как можно раньше перевести от материнского молока к коровьему молоку и приобщать к «взрослой» пище. Молоко наливали в коровий рожок, а саму соску делали из коровьего соска. Такое приспособление, как правило, не мылось, что приводило к процессу гниения в нем органических остатков. [7]

Подобное состояние санитарно-гигиенических норм, наряду с низким уровнем медицинского обслуживания и зачастую суровыми климатическими условиями, приводило к высокому уровню заболеваний и смертности среди местного населения. Эпидемии оспы, холеры, малярии, брюшного тифа нередко приобретали массовый характер. Например, эпидемия оспы, длившаяся с декабря 1874 г. по март 1875 г.,  затронула по официальным данным только на Удоре 355 человек, из которых 75 умерло.[8] Вспышка брюшного тифа в 1894-1896 гг. так же сопровождалась многочисленными смертельными случаями.  Высоким был процент детской смертности, в среднем 40-50%.[9] Ситуацию усугубляло и то обстоятельство, что часть населения Коми края состояла из сторонников старообрядческого учения, отвергавших медицинскую помощь. Более того, старообрядцы, рассматривали оспу как болезнь, посылаемую только избранным, своеобразной божьей благодатью.[10]

Наряду с этим следует отметить крайне низкое состояние медицинского обслуживания сельского населения, вызванное нехваткой лечебных учреждений и профессиональных медицинских кадров. Л.В. Корвин-Пиотровский писал о недоверии населения к фельдшерам из-за их низкой подготовки и оснащенности медикаментами. Вследствие этого крестьяне вместо визитов к ним предпочитали заниматься самолечением. [11]

Земская реформа 1864 г. открыла новую страницу не только в истории местного самоуправления в России, но и явилась важным шагом в развитии медицины в стране. До создания земских учреждений о медицинской помощи в широких масштабах говорить не приходилось. В начале 60-х гг. около 46 миллионов крестьян, т.е. более двух третей населения страны, находилось без медицинского обслуживания.[12]

Передача медицины в подчинение земства была предусмотрена специальными правовыми документами. В циркуляре МВД  № 227 от 31 декабря 1863 года говорилось следующее: «Господам начальникам тех губерний, в коих состоят удельные имения, сделать распоряжения о приеме Губернскими Комитетами Общественного здравия всей врачебной части по каждому уезду впредь до открытия земских учреждений. Департаментами удельных контор вменяется в обязанность: по согласованию с кем следует, приступать к сдаче всей врачебной части в удельных имениях, то есть подлежащим должностным лицом из крестьян, с состоящими при них разными принадлежностями: медикаментами и остатками врачебного сбора». Статья 286 «Положения о земских учреждениях» от 1864 года также говорит о передаче медицинских частей губернии в ведение органов земства. На земства было возложено «попечение в пределах, законом определенных и преимущественно в хозяйственном отношении, о народном здравии».

Однако «попечение о народном здравии» было отнесено к числу необязательных повинностей земства. Закон обязывал земства только содержать переданные им учреждения бывших Приказов общественного призрения (губернские больницы, психиатрические лечебницы) и принимать меры в организации оспопрививания. Забота о больных и увечных, борьба с эпидемиями, содержание лечебных учреждений и персонала в обязательные повинности земских учреждений перешли по положению о них 1890 года.

Ситуация требовала от земств срочных мер по улучшению медико-санитарного обслуживания населения. Для эффективных действий по борьбе с заболеваниями требовалось значительное увеличение ассигнований на медицину. Усть-Сысольское земство в начале своей деятельности выделяло на медицинские нужды в среднем 20% своего бюджета, к концу 90-х гг. XIX в. эта сумма увеличилась до 31%, составляя 38 124 рубля при общем бюджете в 119 848 рублей. Для сравнения, в среднем по России в начале 70-х гг. процент затрат на здравоохранение не превышал 13% земских средств, а к 90-м гг. XIX в. 28%. С 1871 по 1907 гг. расходы на медицину в Усть-Сысольском уезде возросли более чем в десять раз, а в Яренском – более чем в 50 раз.[13]

Одной из важнейших задач в деле обеспечения населения медицинской помощью стало улучшение содержания больных. К началу деятельности земств единственная больница в Усть-Сысольске явно не могла обеспечить потребности населения в медицинском уходе. Согласно докладу городской управы земскому собранию, «городская больница приказа общественного призрения была принята управой от совета больницы 30 апреля 1870 г., при приеме была найдена в следующем виде: больница устроена на десять кроватей, помещалась она в ветхом, полуразвалившемся деревянном общественном доме». На этом же собрании было принято решение построить новую больницу, на содержание которой определялось 3 000 рублей в год. Однако строительство новой больницы затягивалось, и управа купила под больницу дом у купчихи Латкиной. Число больничных коек было увеличено до 30, а к концу XIX в. до 35. В 80-е годы больница была укомплектована дополнительным медицинским персоналом, тремя фельдшерами, и в ней установили обязательное безотлучное дежурство фельдшеров. В 1883 году было принято два лекарских ученика. По постановлению земского собрания от 23 октября 1895 года в Усть-Сысольске была открыта аптека отдельно от городской земской больницы.

Яренским же земством в 1883 году было построено новое здание больницы на 11 коек. Конечно, двух больниц на огромную территорию всех уездов Коми края было явно недостаточно, но все же, по сравнению с предыдущим состоянием вещей, это был шаг вперед.

В конце XIX – нач. XX вв. количество лечебных учреждений на территории уездов Коми края значительно выросло. В 1886 г. была открыта первая больница в Печорском уезде в с. Усть-Цильма, разместившаяся в наемном крестьянском доме, и приемный покой в Мохче. В 1890-1893 гг. открылись больницы в Усть-Куломе, Визинге, Ертоме. В 1903 была построена Печорская больница, в 1904 –- Объячевская, в 1909 – Подъельская. В 1908-1909 гг. открыты приемные покои в селах Помоздино, Усть-Нем, Иб, Мешецкое, Кослан, Важгорт.[14]

Основное внимание, которое уделялось в период земской медицины, было направлено на преодоление массовых эпидемий среди населения. С 70-х годов XIX века в Коми крае было внедрено систематическое оспопрививание. Вологодское губернское управление, которое осуществляло медицинскую помощь в крае, ежегодно издавало множество предписаний «от заразных болезней». В 1892 году на первом съезде врачей Вологодской губернии было установлено, что земские врачи назначаются санитарными попечителями в своих участках. Уездные собрания выносили постановления по охране воды, воздуха, пищевых продуктов, по очистке территории.

Особая роль в становлении и развитии земской медицины в Коми крае принадлежала врачам, таким как А.И. Држевецкий, М.И. Тур, В.А. Шмелев, И.С. Попов, Д.И. Розанов, К.Е. Добряков и др.

Однако, несмотря на все усилия, нехватка квалифицированного медицинского персонала не позволяла в полной мере оказывать помощь больным и эффективно проводить профилактические мероприятия. По данным  «Первой Всеобщей переписи населения 1897 г.» на 170 664 человек населения Коми края приходилось всего 97 работников медицинской и санитарной деятельности.[15] Решение данной проблемы к началу XX века было частично найдено путем обучения земских стипендиатов из числа местных жителей края. Учеба проводилась, как правило, в фельдшерской школе при Московской Голицинской больнице  и в Вологодской фельдшерской школе.[16]

Важным мероприятием  по комплектованию кадров земской медицины было увеличение содержания медицинским служащим. Свою роль сыграли введение периодических прибавок за выслугу лет, регламентация рабочего дня, участие всех категорий медицинского персонала в пенсионной кассе.

Подобные нововведения способствовали улучшению медицинского обслуживания населения, но в целом, принимаемых мер было явно недостаточно. Нехватка лечебных учреждений и профессиональных медицинских кадров продолжала оставаться главным препятствием для эффективного развития медицинской помощи на территории Коми края.

 

 



[1] Голицын Н.Д. Записки Архангельского губернатора, действительного статского советника, князя Н. Д. Голицына по обозрению Печорского края летом 1887 года. – Архангельск, 1888.

[2] Михайлов М.И. Физические и нравственные свойства зырян // Вологодские губернские ведомости, 1853. – № 17. – С. 141.

[3] Егорышева Е.В.,  Гончарова С.Г. Проблемы организации борьбы с сифилисом в сельской России в конце XIX века (к 100-летию Съезда по обсуждению мер против сифилиса в России)  //  Вестник дерматологии и венерологии. – 1998. – № 1. – С. 63-65.

[4] Герценштейн Г.М. Сифилис в России. – СПб, 1885. – С. 1-70.

[5] Труды экспедиции 1909 г. Земского начальника Л. В. Корвин-Пиотровского по обследованию 5-го участка Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии и по предварительному исследованию вопроса о возможности соединения водным, через Урал путем бассейнов реки Оби и Печоры. –  СПб, 1910. – С. 104. Вологодская областная универсальная библиотека имени Бабушкина.

[6] Ильина И. В. Народная медицина Коми. – Сыктывкар, 1997. – С. 70.

[7] Мартынов С. В. Печорский край. Подворно-экономическое исследование селений Печорского уезда. – СПб, 1905. – Ч. II. – С. 43.

[8] НАРК. – Ф. 117. Оп.1. Д. 36. Л. 15-16; Д. 49. Л. 87-88.

[9] Голицын Н. Д. Записки Архангельского губернатора, действительного статского советника, князя Н. Д. Голицына по обозрению Печорского края летом 1887 года. – Архангельск, 1888. – С. 114.

[10] Труды экспедиции 1909 г. Земского начальника Л. В. Корвин-Пиотровского по обследованию 5-го участка Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии и по предварительному исследованию вопроса о возможности соединения водным, через Урал путем бассейнов реки Оби и Печоры. –  СПб, 1910. С. 114. Вологодская областная универсальная библиотека имени Бабушкина.

[11] Труды экспедиции 1909 г. Земского начальника Л. В. Корвин-Пиотровского по обследованию 5-го участка Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии и по предварительному исследованию вопроса о возможности соединения водным, через Урал путем бассейнов реки Оби и Печоры. – СПб, 1910. – С. 85. Вологодская областная универсальная библиотека имени Бабушкина.

[12] Левит М.М. Становление общественной медицины в России. – М, 1974. – С. 74.

[13] Вайровская С.В. Земство Коми края (1869-1918 гг.). – Сыктывкар, 2001. – С. 93.

[14] Вайровская С.В. Земство Коми края (1869-1918 гг.). – Сыктывкар, 2001. – С. 99.

[15] Первая Всеобщая перепись населения 1897 г. Вологодская губерния. СПб, 1904. – Тетрадь II. – С. 2; Архангельская губерния. – СПб, 1899. – Тетрадь I. – С. 2.

[16] Бандура С.В. Интеллигенция в Коми крае в XIX-начале XX века.:  Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Бандура Светлана Владимировна. Научный руководитель М.А. Мацук.  ИЯЛИ Коми НЦ Уро РАН. – Сыктывкар, 2007.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>