История фамилий и деревень Виледи

Трубин Михаил Кузьмич

Краевед, село Ильинско-Подомское

В своих многолетних исследованиях генеалогии вилегодских родов я опирался на источники собранных мною дневников – воспоминаний и устные предания, сохранившиеся в народной памяти, памяти старожилов. Слава Богу, у нас на Виледи у населения сохранилась традиции бережно хранить, как бесценную реликвию, черновые записи воспоминаний, дневников, сделанные их дедами и прадедами.

Эти дневники не всегда хранились в том месте, где происходили те или иные события, а часто путешествовали  с человеком, писавшим и хранившим их. Иногда эти дневники обнаруживались за многие километры от места их создания. Поиски не всегда были удачными.

Идя по следам генеалогических ветвей родов, вдруг обнаруживал  чьи-то ценные записи-воспоминания о прошлой жизни его сородичей. Многие  дневники пока доступные лишь узкому кругу потомков. Они ждут своих исследователей. Я знаю, что хранятся дневники у Пузыревых, Александровых, Собашниковых, Байбородиных, Губкиных и думаю, что вилежане о них когда-нибудь обязательно узнают.

Недалеко от современного села Никольск под угором в низменной части реки Виледи протекает речка Рязанка. Вдоль ее берега расположена отживающая свой последний век деревенька Рязань. До 1917 года у этой деревни было еще одно название – Кондратьевская (Кондратовская).

С незапамятных времен, сменяя одно поколение другим, проживает в ней род Башлачевых. В разные годы в поисках лучшей жизни большинство  разъехались по городам и весям. Потомки Башлачевых изредка навещают родовую  деревню, оставшихся в ней своих стариков. Сегодня, к сожалению, никто из них не знают точно, когда и откуда  появились их пращуры, обосновав деревню Рязань.

В свое время краевед Л.А. Полушин в одном из своих трудов сообщал: «Название деревни Прислон имеет отношение к переселенцам. По рассказам старожилов жила в д. Рязань бездетная супружеская чета Губкиных. Она располагала земельным участком, который обрабатывался крестьянами по найму. Это были оброчники, получившие от государства землю за усердие или государственную службу. По утверждению старожилов земледельцы-оброчники были рязанцами».

В памяти старожилов сохранилось несколько сказаний, но и они  не подтверждаются, пока что, какими-либо правдивыми источниками. Судя по названию самой деревни Рязань, по всей вероятности, следует полагать, что  выходцы рода Башлачевых были из глубинки Поволжья. Да и сами  некоторые из Башлачевых не отрицают тот факт, что их предки были татарами.

«Башлыки» – прозвище тех, кто ушел на Север от крепостного права. Как это часто бывает, в память о своей  родине переселенцы дали новой деревне старое название. Попытки хоть что-то узнать из научно-справочной литературы о происхождении самой деревни и фамилии оказались тщетными.

Однажды я услышал от одного из Башлачевых любопытную байку: «В один из дней  сошлись двое Башлачевых (один возрастом постарше, другой – помоложе) за бутылочкой винца и повели разговор. Тот, что помладше вдруг и говорит тому, что постарше: «А знаешь, мне известно, как на Виледь попали Башлачевы». Глядя на удивленное лицо собеседника, он продолжил: «У меня была тетя-профессор, которая проживала в Ленинграде. Она занималась исследованием рода Башлачевых. Во времена  правления царя Ивана IV  по прозвищу «Грозного», в районе слияния двух рек – Малой Северной Двины и Вычегды – старший брат (имя его неизвестно) спустился в низовья Северной Двины, а двое других – Кузьма и Афанасий – каким-то образом  попали на Виледь…»

Тогда попросил от рассказчика более подробную информацию об его тете (фамилия, имя, отчество, точный её адрес). Новоявленный собеседник начал путаться в сведениях. Оказалось, в его рассказе было много неточностей. На самом деле Башлачева действительно была его тетя – Нина Григорьевна, которая проживала в Гатчине (пригород Ленинграда). Она никакой не профессор, а всего-навсего медсестра, участница Великой Отечественной войны. А занималась ли она историей рода Башлачевых остается пока загадкой, так как ее дочь Наталья хранит о своей матери глубокое молчание.

Другим рассказчиком был  Николай Аполосович Сухих. В 2008 году в  возрасте девяноста восьми лет от роду он ушел из жизни. Этот старожил села Никольск, родовые корни которого ведут в деревню Горбачиха, большую часть своей жизни провел в Никольском приходе. Этот человек с интересной биографией. С детских лет проявлял большой интерес к рассказам дедов и прадедов. Мне приходилось не раз быть в его доме. За чашкой чая я слушал и успевал записывать его рассказы: о рязанцах, о чабровцах, о «Губчихе», жившей в деревне Рязань.

Многие из его рассказов послужили мне в дальнейшем  для написания своих очерков о Виледи. Его трудно было уличить в неправдивости его слов. Вот что он мне поведал: «В деревне Рязань проживал Ювеналий Павлович Башлачев. Хорошо знал его самого и его многодетную семью. По слухам, у Ювеналия Павловича была рукописная книга, в которой было описание о том, когда и как появились на Виледи Башлачевы».

Эта книга ему досталась в наследство от купчихи «Губчихи» – владелицы д. Рязань. После его смерти рукопись хранилась у его дочери Раисы Ювенальевны. Как-то Николай Аполосович интересовался у старушки о дальнейшей судьбе этой книги. Книга таинственным образом куда-то исчезла. Ныне живущие внуки и правнуки Башлачевых вообще не ведают, что была когда-то  такая бесценная рукопись.

Конечно, легенды, какими бы они ни были, правдивыми или не правдивыми, имеют свое право на существование. Но к ним надо относиться с большой осторожностью. Они  требуют тщательной проверки.

Есть среди множества деревень в Вилегодском крае особая деревня, о которой сложено сразу несколько легенд. Это деревня Прислон.

Давным-давно, лет 400 тому назад, а может и больше, в происках нового места для жилья шли несколько челочек по берегу речки Городишная. Пробираясь сквозь лесную непроходимую чащу, поднялись они на угор. Изрядно устав от ходьбы, на минуту остановились. Первый утренний луч солнца скользнул по их лицам. Вскоре и вся округа лесного массива озарилась светом восходящего солнца. Прислонившись к стволам вековых деревьев, решили путники отдохнуть. Немного погодя огляделись вокруг. Место им понравилось, и решили они построить тут свои первые дома. Постепенно раскорчевали лес, освобождая место под покосы и пашни, обзавелись домашним скотом. А полюбившее место назвали Прислоном.

Шли годы. По мере того, как семьи разрастались, на обжитом месте всем стало тесно. Строиться на обрабатываемых полях было накладно. Земля, политая потом не одного поколения, давала хорошие урожаи. Но где поблизости другое место, чтобы источник воды был? Такое нашли неподалеку. За пашней были холмы да овраги, протекал меж них безымянный ручей, берущий начало в лесном массиве ключом, бьющим из-под земли. Более подходящего места в округе не нашлось. Так и поселились здесь.

Надо отдать должное изобретательности тех людей. Они изготовили колоду и пустили сток ручья по двум желобам. По верхнему вода текла для хозяйственных нужд человека, по нижнему – для водопой животных. Новое место деревни разделилось надвое: Речичный угор (от слова речка) и на Мызу (?). Этимология этих двух названий теряется в глубине веков.

Не менее загадочная история – кто первые стали обживать эти места, Губкины или Кулешовы? До сих пор идут споры и нет общего мнения среди коренных жителей этой деревни. Родни говорят, что первыми появились Губкины, и даже рассказывают, что в каком-то большом городе, то ли в Москве, то ли в Санкт-Петербурге богатые братья Губкины за непристойное поведение выслали свою сестру сюда на вечное поселение. Так Губкины и пустили свои родовые корни. Другие утверждают, наоборот, – Кулешовы первыми заселились: какой-то человек по прозвищу Яшка-кулеш во время польского восстания сбежал или был выслан в это место.

Все эти легенды сохранились в памяти потомков ныне живущих Губкиных и Кулешовых. Но есть еще архивные источники, они могут пролить свет на то, где правда, а где вымысел. Приведу, с небольшими комментариями, свои архивные изыскания.

Деревня Прислон находится на левобережье реки Виледи  в двух километрах от погоста Поршенино (д. Казаково) и в шести километрах от волостного центра села Никольское. За фактами обратимся в Великоустюгский филиал Государственного архива  Вологодской области. Здесь среди многих исторических документов есть рукописная  книга под названием «Ревизская сказка» (перепись мужского населения) второй ревизии Сольвычегодского уезда за 1747 год.

На одной из ее страниц, пожелтевших от времени, находим такую запись: «Записавшихся того города (Соли-Вычегодский) в купечество крестьяне Исаак Ларионов сын Губкин в д. Дурандинской Иван Косьмин сын Береговских – 34 г. У него дети рождены после переписи Василий -19 лет. У  умершего Якова сына Черных дети рождены после переписи. Якову же 19 лет. Итого в д. Дурандинской  – 3 души.

В д. Пахомовской (Пахомова Горка) Петр Ларионов сын Пушкин – 46 лет. Итого в д. Пахомовской -1 душа.

В новопоселенной после переписи деревни Ларионовский Наволок (Торопово тож) написаны прежде переписи Кондратовской Рязани тож Иван Иванов сын Дмитриев 72 года. У него дети рождены после переписи сын Иван – 8 лет. Итого в д. Ларионовский  Наволок  2 души.

Егора Ларионова сына Губкина в деревне Дурандинской (Гашово тож) – Дементий Филиппов сын Вешняков – 35 лет. У него дети рождены после переписи – Аггей — 4 года. Умершего Зотика Еремеева сына Гаева дети рождены после переписи – Степан 11 лет.

Итого за владельцем Егором Губкиным — 3 души: Федор Дмитриев сын Губкин в д. Дурандинской,  Ипат Космин сын Береговских – 29 лет. Итого в д. Дурандинской 1 душа.

Деревня Кондратовская, Рязани тож. Умершего Афанасия Башлачева в прежней переписи (1-й ревизии 1727 год) сын Федор – 24 года. Итого в д. Кондратовской, Рязани тож 1 душа. Всего за владельцем Федором Губкиным две души.

Того Никольского прихода крестьянина Ивана Ларионова Губкина в деревне Прислон Родион Дмитриев сын Сухих – 31 год. Сергей Федоров сын Шевелев – 39 лет. У него дети после переписи рождены: Кондрат 2 года. У него, Сергея, брат родный Исаак –  34 года. У Исаака сын Иван 13 лет.

В деревне Кондратовской Рязани тож Иван Ларионов сын Губкин – 46 лет. У него дети рождены после переписи – Степан – 16 лет, Афанасий – 21 год, Матфей – 13 лет, Петр – 8 лет, Фотий – 1 год. Итого за владельцем Ивана Губкина в деревне Прислон 11 душ».

В этой же рукописной сказке есть отдельная запись, скорей всего, второй Прислон:  «Написан в прежней переписи (в 1727 году) Даниил Алексеев сын Кулешов – 38 лет. У него после переписи рожден сын Авдей.»

Из выше писанной ревизской сказки явствует, что два брата Губкиных Егор и Иван, жители города Сольвычегодска, записались в купечество и приобрели на Виледи в Никольской волости земельные участки с крестьянами выше писанных деревень. И только  один из братьев, Егор Губкин, проживал в деревне Прислон. Где проживали землевладельцы Исаак Губкин и Федор Губкин – в рукописной ревизской сказке не показано.

Кулешов Даниил с семьей проживал тоже в деревне Прислон, но не на земельном участке владельцев Губкиных. Полный состав семьи Кулешовых можно проследить из другой третьей ревизии «Ревизская сказка» за 1763 год. Деревня Прислон Никольского прихода»: «Даниил Алексеевич Кулешов 55 лет. У него жена Епистимия 56 лет взята в замужество господ баронов Строгановых Никольского прихода деревни Плес крестьянина Козьмы Торопова. У них дети, написанные в бывшую 2-ую ревизию (1747 год), Авдей – 20, холост, дочери: Агафья 33 года выдана в замужество деревни Бурцево за крестьянина Антона Тараканова, Марфа 28 лет выдана в замужество  в деревню Мошна за крестьянина Егора Рябова, девки Анна – 25 лет, Марфа – 24 года, Евфимия – 17 лет. У Даниила сестра Авдотья – 56 лет, выдана в замужество в деревню Дурандиной Якима Губкина за половника его Ивана Береговских. Умершего до бывшей ревизии (1727 год) крестьянина Романа Кулешова дочь его Екатерина 55 лет выдана в замужество Покровского прихода деревни Залупья Ивана Шушпанова за половника его Лариона Бебякина».

Сведения о семьях Губкиных не показаны. Похоже легенда о Губкиных близка к истине из «Ревизской сказки» за 1763 года. По деревне Прислон найдена следующая запись: «Иван Ларионов Губкин – 58 лет умер в 1759 году. Жена его Дарья 60 лет, взята  в замужество в городе Енисейске у купца Петра Потапова дочь».

У них дети записаны в последнюю ревизию. Афанасий 38 лет отпущен по кашпорту в Сибирские города в 1796 году. По рождению первого ребенка Афанасия нетрудно определить дату замужества Дарьи Петровны Потаповой – 1724 год.

Видимо, и в самом деле братья Дарьи принудили отца отдать ее в замужество подальше от себя за тридевять земель через всю Сибирь за Урал, в Вологодскую губернию, Сольвычегодский уезд, Ильинско-Подомскую волость, Поршенский приход в деревню Прислон.

Родоначальником (пращуром) династии Кулешовых можно по праву  считать Кулешова Даниила Алексеевича. Что касается легенды о «Яшке Кулеш», вопрос этот остается открытым и не выясненным до конца. Надо смотреть другие источники, «Писцовые книги» 1646-1647 годов.

 

История фамилий и деревень Виледи: 4 комментария

  1. Мои предки кондаковы из селянского приходу из деревни Стафоровское, хотелось бы с Вами связаться, у меня есть выписки из писцовой книги 1645 года по Сольвычегодскому уезду, могу поделиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>