ИЗ ОПЫТА СОБИРАНИЯ И ИЗУЧЕНИЯ КОТЛАССКИХ ЧАСТУШЕК (НА ПРИМЕРЕ РЕПЕРТУАРА ОДНОГО ИСПОЛНИТЕЛЯ)

Вирячева С.Г.

Последние десятилетия характеризуются повышенным интересом фольклористов к личности исполнителя и к репертуару конкретных информантов. Как подчёркивает В.П. Аникин, «изучение репертуара и стиля отдельных народных исполнителей, мастеров, в чьём творчестве воплощаются отличительные черты местной фольклорной стилистики, способствует выявлению наиболее ярких черт устной народной культуры в её региональном проявлении» (Аникин В.П. Теория фольклора: курс лекций. – М., 2004).

Как известно, частушка – позднетрадиционный жанр русского фольклора. В  конце 19 века и на протяжении 20 века она занимала важное место в жизни нашего народа. Основной формой частушки является четырёхстрочный куплет. Отличаются разнообразием способы исполнения частушки: под гармонь, при пляске, на вечеринке и т.д. После стремительного распространения и активного бытования частушки последовало не менее активное её забывание. В таких условиях не может не привлечь внимания личность талантливого исполнителя, хранителя и создателя этих особых произведений устной народной поэзии.

Несколько лет назад начались запись и изучение репертуара Рубцовой Зинаиды Николаевны, жительницы деревни Федотовской Котласского района Архангельской области. За это время (с большими перерывами) ею и со слов талантливой частушечницы записано более трех тысяч текстов лирических миниатюр. Зинаида Николаевна поёт их при встрече с ровесниками, на вечеринках в клубе, на посиделках, тематических встречах «Играй, гармонь!» и больше всего при выполнении повседневных дел. Частушка является реакций на ситуацию, ответом на кем-то сказанное слово или отражает определенное настроение исполнительницы.

Общая характеристика репертуара Зинаиды Николаевны представлена в статье «Репертуар котласской частушечницы», опубликованной в сборнике «Традиционная народная культура Вычегодского региона: проблемы и перспективы изучения» (Архангельск: Изд-во ПГУ, 2005). В первой работе отражена биография исполнительницы, её личностные качества, способствовавшие развитию таланта, сделан вывод о том, что большинство частушек представляют собой традиционные тексты, отражающие лирические переживания героини.

Память Зинаиды Николаевны прежде всего сохранила любовные частушки. Именно они составляют основное содержание всех сборников частушек: от самых ранних до изданий последних. Нами были проанализированы любовные частушки при выступлении на региональной конференции «Наука. Север. Регион» в июне 2005 года, которая прошла в Котласском филиале АГТУ. Материал выступления предаставлен в одноименном сборнике (Архангельск: Изд-во АГТУ, 2005. – С. 190-200).

Любовные частушки, написанные со слов Рубцовой Зинаиды Николаевны и лично ею, поражают разнообразием ситуаций, образов, настроений. Тема неисчерпаема, как неисчерпаема человеческая жизнь и многообразие человеческих судеб. Более шестисот текстов вошло в первый сборник «Песни о любви» (Архангельск: Изд-во АГТУ, 2004). Название неслучайно. В нашей местности частушки первоначально называли песнями, это их народное, местное, название, которое впоследствии заменилось общепризнанным «частушки».

Рассмотрение частушек одного исполнителя показывает, что и в начале 21-го века огромное количество фольклорных текстов может сохраняться в памяти отдельного человека.

На становление и расцвет частушечного жанра, на строй частушечных наигрышей огромное влияние оказала гармонь.

В настоящее время собран материал о распространённости этого музыкального инструмента на территории Котласского района, о мастерах гармонных дел и династиях талантливых гармонистов-самоучек. Сделан вывод о правомерности издания книги, отражающей в наиболее полном объёме и котласские частушки, и династии гармонистов.

Возможно дальнейшее рассмотрение репертуара котласской частушечницы, выявление других фольклорных текстов, которые не очень актуальны для самой Зинаиды Николаевны, но при определенном настрое на воспоминания, появлении новых ассоциаций незамедлительно всплывают в памяти.

Так, в связи с темой VI Межрегиональной научно-практической конференции «Народная художественная культура: современные формы обучения, трансляции и проблемы регионализации», которая проходила в 2011 году на базе МОУ ДОД «Детская школа искусств № 26» и МОУ ДОД «Дом детского творчества» (Котлас), предпринята попытка рассмотреть частушки с темой труда, народных ремёсел.

Среди частушек с реалиями трудовых процессов особо выделяется «сенокосный цикл». По рассказам пожилых людей, проживающих на территории Котласского района вдоль левого берега Северной Двины, на сенокос обязательно надевали белое: женщины – белые платки и кофточки, мужчины – светлые рубашки. Сенокосные угодья находились на правом берегу Северной Двины (заливные луга), ездили туда на больших лодках, обязательно с гармошкой. Пели задушевные и озорные песни:

 

 

Задушевная подруженька,

Запишемся в колхоз.

Наденем беленькие кофточки,

Пойдём на сенокос.

Хорошо косить у речки:

Покосишь – воды попьешь.

Хорошо любить гармонщика,

Хоть песен попоешь.


Сено сухо, сено сухо,

На сухое сено дождь.

Посмотрите, как работат

Деревенска молодежь.

 

Я кошу зелёну травушку

У речки на лугу.

Долго милую не видел,

Я дождаться не могу.


В этих частушках нет подробного описания сенокосного процесса; для исполнителя важно передать душевное настроение, чувства, переживания. Зинаида Николаевна относилась к сенокосу особенно трепетно, так как многие годы держала на своем подворье корову, а сено для неё предпочитала накосить косой. Неслучайно и тексты с сенокосной тематикой вспоминаются в большом количестве.

Многие лирические миниатюры содержат образ поля, с которым связано множество крестьянских работ: пахота, сев, боронование, жатва. В них обязательно упоминается лошадь, правая рука земледельца. Поля красуются зерновыми культурами, льном, овощными культурами.

 

 

Карюшка, один загончик

Походи за бороной.

Дролечка, один годочек

Поухаживай за мной.

 

В поле рожь переливается,

Как сине морюшко.

Приходи, дроля, с    тальяночкой

Работать в полюшко.

 

Во второй части частушек тема взаимоотношений юноши и девушки. При этом мы наблюдаем сопоставление или непосредственное развитие темы. Звучит в частушках и шутка, и задор. Как это скрадывает монотонность труда!

 

 

Боронила, боронила,

Бурка в яму уронила.

Побежала за вином

В сарафане расписном.

Голубеют василечки

В поле с рожью у реки.

Подруга, самые красивые

Ребята игроки.

 

 

Очень актуальной во время детства Зинаиды Николаевны (40-е годы) была тема возделывания льна. Нам и представить сейчас трудно, сколько сельскохозяйственных культур щедро рождала наша «бедная» почва. Лён выращивали в колхозе, потом его раздавали по домам для первичной обработки. Лен сначала сушили в суслонах, потом обмолачивали, мочили в речке, выдерживали на лугу, сушили в банях, мяли и трепали здесь же, освобождая волокно от костицы. Вся работа выполнялась вручную, подготовленную продукцию увозили в г. Красавино Вологодской области, на ткацкую фабрику.

В обработке льна были заняты молодые девушки и женщины. Трудовой процесс сопровождался общением с парнями и пением песен. Тексты этих песенных миниатюр отразили прежде всего трепание льна.

 

 

Лён трепали, лён трепали,

Разбирали по сортам.

Слышно, к нам идут ребята,

Да и дролечка мой там.

 

Лён треплю, трепало вьется

Над моею головой.

Дролечка не очень славный

И смеется надо мной.

 

Лён трепали, лён трепали,

Серый лён не улежал.

Осердился ягодинка,

С посиделок убежал.


 

Как и в других миниатюрах, реалии трудового процесса нужны для создания фона, внешней стороны жизни. Главное при этом – передача лирических переживаний героини. Сформировался даже постоянный зачин: «Лён трепали, лён трепали…».

Девушки зимние вечера проводили за прялкой, во многих семьях были и ткацкие станки. Многие частушечные тексты начинаются с мотивов прядения, ткания. Сохранились они, конечно же, благодаря второй части, отражающей глубокие переживания, связанные с взаимоотношениями полов. Многие частушки начинаются словами «Пряла лён, пряла лён…».

 

 

Пряла лён, пряла лён,

Пряла серенький ленок.

Приходи, любимый, в гости,

Посидим хоть вечерок.

 

Дайте лён, дайте лён,

Дайте девять веретен.

Буду лён попрядывать,

На милого поглядывать.

 

Пряла лён, пряла лён,

Серый, волокнистый.

Дролечка в меня влюблён,

Красивый и форсистый.

 

Пряла лён, пряла лён,

Пряла и кудельку.

Приезжай, милый, домой

Хотя бы на недельку.

 

В первой половине 20 века модным среди  девушек и женщин было занятие вышиванием. Лирические частушки отражают этот вид рукоделия.

 

 

Я платочки вышивала,

Вышила по розочке.

Те платочки подарила

Дорогому дролечке.

 

Вышивала, метила

На имечко на Митино.

Вышила, а получилось

Имечко-то Мишино.

Говорят, платки к разлуке.

Это правда, девушки.

Пока платочки не дарила –

Не было изменушки.

 

Вышью птичку на платочке –

Полетай бескрылая.

Каково тебе бескрылой,

Так и мне без милого.


 

Девушки любили шить. Почти в каждой семье была швейная машинка. В моде юбочки и кофточки. Конечно же, обновы нужны девушке прежде всего для привлечения внимания молодых парней.

 

 

 

Сошью кофточку по моде,

На груди со стрелочкой.

Пускай дролечка походит,

Как лиса за белочкой.

 

 

Сошью юбочку по моде,

По бокам карманчики.

Чтобы девушку любили

Молодые мальчики.

 

Из мужских ремёсел фольклорная традиция отразила плетение лаптей:

 

 

Сидит тятька на крылечке,

Плетёт лапти косяком.

Чтобы маменька на пожню

Не ходили босиком.

Лапти мои,

Лапоточки мои.

Износились, не спросились,

И стоптались, не сказались.


 

 

Колхозная тематика в частушке имеет свои особенности. Во-первых, хотя по времени эти частушки позднего происхождения, но в памяти носителя фольклора находятся на заднем плане. Во-вторых, обладают меньшей поэтичностью. Как известно, жанр частушки был политически ангажирован «пролеткультовцами», «культпросветовцами», а затем уже самодеятельностью. По словам Зинаиды Николаевны, «исполняли многие из них в клубе со сцены». Показательны в этом отношении следующие примеры частушек:

 

 

В колхозе будем мы работать,

Знамя красное держать.

И за все работы наши

Будут люди уважать.

 

Ты, подруженька моя,

Подруженька активная.

Никогда не надоест

Работа коллективная.

 

Я в бригаде звеньевая,

А мой дроля тракторист.

Я девчонка-комсомолка,

А мой дроля коммунист.


 

Но лирическая струя и здесь побеждает, и вот уже рождаются в рамках прежней традиции проникновенные строчки:

 

 

Посмотри, подруга, в поле –

Пашет трактор новенький.

Мне не трактор приглянулся,

Тракторист молоденький.

 

Тракториста полюбила –

Все я ночи не спала.

Все я слушала, ходила,

Не идут ли трактора.

 

 

Через юмор, иронию идет принятие новых явлений в жизни:

 

 

Тракториста любить

Надо приготовиться.

Ящик мыла запасти,

А потом знакомиться.

 

Посмотри, подруга, в поле –

Трактора и трактора.

Почему любовь не лечат

Никакие доктора.

 


Я шофёра полюбила,

Да и думала навек.

Потерял шофер права,

Сам-то стал не человек.

Председателю колхоза

Заявляла много раз,

Почему в одну бригаду

Не запишет с дролей нас.


 

Многие сатирические частушки высмеивают плохую работу, нерадивость, нечестность. Достаётся при этом и председателю колхоза, и бригадиру.

 

 

На колхозном на амбаре

Скукарекал петушок.

Бригадир да председатель

Потащили ржи мешок.

 

Я на печке сижу,

Похохатываю.

Каждый день трудодень

Зарабатываю.

 

Говорят, в колхозе худо,

А в колхозе хорошо.

До обеда ищут сбрую,

А с обеда колесо.

 

 

А вот шуточные, мягкие частушки, связанные проявлениями отрицательного отношения к своим делам, обязанностям:

 

 

Я ли, я ли не работал,

Я ли, я ли не потел.

Всю я зимушку, детинушка,

На печке просидел.

 

Шила милому штаны –

Вышла рукавица.

Меня милый похвалил:

Какая мастерица!


 


У кого какой милой,

У меня мастеровой.

Ходит около шестка,

Ловит рыбу из горшка.

Бригадир у нас хороший,

Он всегда с улыбочкой.

Если надо лошадей,

Приходи с бутылочкой.


 

Интересен записанный Зинаидой Николаевной цикл «Слава Богу, научился…»:

 

 

Слава Богу, научился

Я пахать и боронить.

Мне ещеё бы научиться,

Как мне девушку любить.

Слава Богу, научился

Сено поворачивать.

Мне ещё бы научиться

Девок приворачивать.


 


Слава Богу, научился

Коневалить жеребят.

Мне ещё бы научиться

Делать маленьких ребят.

Слава Богу, научился

Колотить и молотить.

Мне ещё бы научиться,

Как мне милую любить.

 

 

Легко заметить, что этот цикл можно продолжить, распространить на все умения, необходимые молодому сельчанину для проживания на земле в единении с природой.

В военные и послевоенные годы колхозники должны были трудиться на заготовке древесины. Многие частушечные тексты отражают эту ситуацию:

 

 

Ягодинку взяли в армию,

Меня на трудовой.

Ему выдали винтовочку,

А я пойду с пилой.

 

Говорят, что лесорубы,

Мы не лесорубочки.

Ну какие лесорубы,

До колена юбочки.

 

Дроля спиливает елочки,

А я сучки рублю.

За хорошую работушку

Я дролечку рублю.

 

Нас в деляночку угонят,

Мы и там не пропадём.

Топоры под ёки бросим,

Сами к дролечкам уйдем.


Обращение к частушкам, содержащим реалии разных видов трудовой деятельности сельчан, народных ремёсел, показывает, что очень редко текст миниатюры отражает только тему труда. Скорее, в последнем случае речь идет о частушке как о средстве официальной пропаганды. Большинство частушек состоит из двух частей: в первой части ситуация той или иной трудовой деятельности, а во второй лирические переживания молодых людей, связанные с противоположным полом. Не следует забывать, что главное назначение частушки заключается не в том, чтобы описать какое-либо событие или факт, а в том, чтобы передать сиюминутные чувства и настроения.

Частушки, содержание которых ограничивается передачей социальных, в том числе трудовых отношений, недолговечны. Они с трудом вспоминаются нашей респонденткой, их количество незначительно. Двухчастные частушки более раннего происхождения (первая часть – описание исконно крестьянского труда, вторая часть – любовные переживания) представлены в большом количестве и отличаются особой поэтичностью.

Работа над новым тематическим блоком частушечного материала, сохраняемого в памяти одного исполнителя, позволяет более полно выявить объём репертуара Зинаиды Николаевны посредством запуска нового ассоциативного поля. Все это способствует достижению основной цели автора – выявить и издать весь фольклорный материал котласской частушечницы.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Фиксация образцов народной культуры, в данном случае фольклорных текстов, является одним из путей сохранения образцов традиционной народной культуры.

2. Отражение котласской частушки через репертуар отдельного исполнителя является правомерным, так как  в его творчестве воплощаются отличительные черты местной фольклорной стилистики.

3. Описание деятельности талантливых мастеров в разных видах народного творчества актуально для сохранения памяти о народных умельцах, сохранения народных традиций.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>