Занесенные снегом.

Воспоминания Нюхина В.П.

Из окна своего дома я наблюдаю, как по чуть заметной снежной тропинке, проторенной собаками, старается пройти старая женщина, держа в обеих руках длинную палку. Палка эта – ее спасение, так как если она «оступится» на несколько сантиметров от этой собачьей тропки, то ноги ее уйдут в метровую глубину снежного сугроба, тянувшегося по всей улице.

Старушку звать Капиталина, она жена моего свояка. Пройдя с палкой половину пути до нашей избы, палка старушки резко качнулась в сторону и, падая, старая женщина выпустила из рук спасательную деревяшку.

«Вот нечисть» — подумала старушка, а ведь по этой палке я могла бы выбраться из снежного плена. Короткий светлый зимний день на севере быстро окутал улицу темнотой, а старушка все еще возилась в этом снежном плену. На помощь приполз, проваливаясь в снегу короткими ножками, ее телохранитель Дружок.

Призывной лай его услышали мы с женой в своей хате и, надев валенки-плоскоступы, я вышел из дома, стараясь вытащить старушку из снега, и сам по пояс влез в эту снежную яму.

Выбравшись из снежного плена, Капиталина рассказала как ее муж Веня спас одного проходившего по этой улице. Сначала подал утопающему в снегу длинную жердь, но немощный старик, «барахтаясь» в снежном плену, не мог ей воспользоваться, так как руки – культи не могли ухватить поданную палку. Тогда спасителю пришлось протаптывать тропу, чтобы спасти погибающего.

Кошки и собаки на нашей заснеженной улице – это вестники жизни. Их тропа не подводит, а вот старичков и старушек ждут на ней сюрпризы.

Жильцы стараются одевать валенки большего размера, чтобы служили как плоскоступы, а ноги ставить не вдоль тропы, а поперек, это вернее, а то ошибешься на десять сантиметров и сиди на тропе, пока кто-либо из проходящих тебя не вытащит.

Такой снежной зимы даже старики не помнят. Да что старики, их уже давно нет на этом свете. Это не Кавказ – быстро изнашиваются.

На нашей улице почти одни старушки продолжают протаптывать тропинку, чтобы как-то добираться до магазина.

Вот вчера молодая докторша, как-то добралась до нашего дома к больному и обеспокоилась о том, как же вы будете отсюда вывозить «в случае чего». Мы понимали, что значили эти слова.

«Да ничего!» — говорят старушки, как-нибудь вывезут. Скоро весна. Уже солнышко пригревает. Даже кошки выходят из домов погреться на солнце. У нашего свояка самый обожаемый кот-иностранец с чукотской мордашкой, поимел дерзость выйти на свежий воздух, погреться на солнце.

И надо было ему избрать для такого удовольствия колодезный валик, на котором он разместился и задремал. Соседка, пришедшая за водой, не заметила из-за своей близорукости пушистый серый комочек на валике и спустила страстно обожаемого любимца хозяйки в холодный колодец.

Не знаю, видели хозяин и хозяйка в своей жизни большую трагедию, как гибель своего любимца, который, как причитала хозяйка, спал с ней на кровати и кушал только «вискас», отвергая даже рыбу и молоко.

Спасатели кота, позвав на помощь соседей, старались багром подцепить ревущего в ледяной воде любимца, но Увы! багор не помогал.

Тогда,  взволнованный хозяин, под причитание жены, рискуя, решил спуститься на цепи в колодезный глубокий ледяной сруб.

Все это событие описать не возможно. Нужно было увидеть, как старый инвалид II группы, устроившись на черпающем воду ведре, обхватив цепь руками, спустился в эту холодную «преисподнюю».

Волокли инвалида из колодца все собравшиеся соседи. Но кот уже не ревел. И хозяин, дрожа от холода, подал этот серый, сырой комочек, хозяйке, которая еще больше залилась слезами, безутешно рыдая и проклиная соседку, как виновницу этой трагедии.

Разбушевавшаяся за окном снежная буря, напомнила мне год победы в Отечественной войне 1945 года и сто первый километр дороги Мурманск – Печенга.

О, вы солдаты Победы, разве ж вы думали, что в теплый летний день, прошедшие на этом лютом севере всю войну, замерзните здесь, на этой каменной холодной сопке, всегда окутанной облаками.

Пятьдесят лет назад, я проходил на коне по этой роковой каменной глыбе в сильный мороз, а мой конь, как-то забеспокоился, не желая продолжать путь. Что с ним? Чего он боится? Волков было не видно, но я достал из кобурги пистолет и положил его в карман шинели.

На мое принуждение продолжать путь, он вдруг пошел на рысь и при спуске сопки резко затормозил передними ногами, выбросив меня из седла. Конь почувствовал беду первым.

Черная туча обволокла вершину сопки. Но спас нас солдатский пост, поставленный командованием дивизии после того рокового случая, когда целый полк, налегке без шинелей (шинели побросали в повозки, следующие за полком), делал марш из Мурманска в Печенгу.

Обогревшись в землянке,  вырытой на склоне сопки, и набросив на коня, предложенные солдатами, две старых шинели, я вспомнил рассказ своего сослуживца по штабу в Армии, полковника Жилина, о сотнях замерзших на этом проклятом сто первом километре летом, когда в начале марша светило солнце и ничего не предвещало беды.

Забыта эта трагедия сурового Заполярья в этот победный ликующий год. Не вернулись домой после Победы эти солдаты и офицеры, победившие егерские немецкие дивизии, высадившиеся в Мотовском заливе, на место где стоял, а может и сейчас стоит, 61 Стрелковый Киркенесский полк, в котором довелось мне служить в те послевоенные годы.

Командующий 6 Армией в Мурманске Генерал Лосик, не знал об этой трагедии и когда об этом рассказал старый полярный волк Полковник Жилин, он вычеркнул из списка на увольнение (1 млн.200 тыс. по Хрущевскому приказу) Капитана Чеснокова – нашего прогнозиста, или как  мы называли в дружеском кругу – капитан-погода.

Все это я вспомнил, глядя в окно на снежный буран, заносивший опять нашу тропинку, ведущую в поселок.

Скоро день Победы.

Может быть, кто-нибудь из оставшихся в живых ветеранов вспомнит этот сто первый километр дороги Мурманск – Печенга и этот роковой час, о котором я что-то нигде в мемуарах не читал и рассказов об этом не слышал.

Пусть этот рассказ напомнит о том, что были и радости Победы, но была и скорбь и обида, что командиры забыли старую истину Севера, что с Заполярьем шутить нельзя.

 

Ул. Снеткова. Шипицино.

Зима. 2008 год.

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>