ДУЭЛЬ НА БЕРЕГУ БЕЛОГО МОРЯ В 1702 г.

                            Данков М.Ю.

         (О трагической гибели голландца Питера фон Памбурха)

Присутствие в землях «туманной Московии» выходцев из Голландских Штатов (Республики Соединенных Провинций), на грани XVII-XVIII столетий имеет причудливую и давнюю  историю. Среди наемников имя капитана голландского и российского флота Питера фон Памбурха (Paemburg Piter von) исследователям практически неизвестно, несмотря на то, что моряк был, пожалуй, одним из самых ярких и неординарных «людей моря» раннепетровского времени[1].

Между тем биография забытого капитана замысловатым образом связана с морскими новациями молодого государства, а также с грандиозным предприятием – «Осударевой дорогой», оказавшейся предвестником Санкт Петербурга[2]. Любопытная жизнь героя, почему-то до сих пор не вписана в летопись военно-морской истории державы. Попытаемся, хоть частично, ликвидировать очевидную несправедливость, учитывая, что до последнего времени о голландце распространяются поверхностные, далеко не систематизированные и, как правило, сильно мифологизированные сведения.

А ведь Памбурх в действительности являлся одним из самых преданных единомышленников государя.  Именно он, яростно ворвавшись в ближайший круг, ухитрился очаровать монарха своим профессионализмом, независимостью, и авантюрным духом. Присягнув Петру I, голландский моряк как мог, стремился принести славу и добавить авторитет новому Отечеству. В этом смысле драматическая биография капитана поучительна и достойна внимательного изучения.

Хочется прикоснуться к малоизвестному, но трагическому сюжету августа 1702 года, когда жизнь на взлете неожиданно оборвалась в Карелии, на берегу Белого моря. Тем самым фигура бесшабашного флибустьера навсегда оказалась связана с Русским Севером[3].

Речь идет о первой в истории новой России шпажной дуэли между иностранцами, случившейся в ночь на 17 августа 1702 г. Кровавый поединок на Вардегорском мысу состоялся в нарушение царского именного указа от 14 января того же года. Начальный текст документа Посольского приказа «за рукой» боярина Ф.А. Головина назывался «О нечинении иноземцам никаких между собою ссор и поединков под смертною казнию»[4]. Закон, появившийся за несколько месяцев до «беломорской» дуэли, предписывал «Приезжим разных государств служилым иноземцам, как выших так и нижних чинов…под смертным страхом…ни за какие ссоры и недружбы на поединки с саблями и шпагами» не «ходить».

Более того, указ запрещал не только дуэли, которые вызывали «напрасные смертные многие убийства», но также жёстко указывал, чтобы соперники даже «шпаг не вынимали б и устрастия и похвальбы между собою тем не чинили». В том случае, если «кто впредь…учнет какие поединки заводить», или попытается «кого чем поранит», то «будет смертная казнь без всякой милости»[5].

Однако царская воля всего через несколько месяцев была нарушена –  на берегу Онежского залива Белого моря, на мысе Вардегорский, недалеко от Нюхчи волостной. Здесь состоялся смертельный бой между капитаном фрегата «Курьер» («Скорый гонец»)[6] Питером фон Памбурхом и французским генералом-инженером Жозефом Гаспаром Ламбер де Герэном (Joseph Gaspard Lambert de Guerin)[7].

Невероятно, но трагическая дуэль своеобразно «ознаменовала» начало одной из самых загадочных стратегических операций, задуманных и воплощенных в жизнь в начале Северной войны (1700-1721). Имеется в виду уникальный проект «Осударева дорога», разработанный царём Петром по передислокации пяти лейб-гвардейских батальонов Преображенского и Семеновского полков в тыл шведам, на расстояние 174 версты от побережья Белого моря через Повенецкий рядок к цитадели Нотебург (русский Орешек) на Ладожском озере.

Отчет времени к драматической развязке в Карелии был запущен весной 1702 года. Тогда голландец П. Памбурх и давний приятель английский капитан  Я. Валронт[8] с вице-адмиралом К. Крюйсом из Воронежа были направлены к «Архангельскому корабельному пристанищу». Иноземные моряки обязывались контролировать строительство загадочных малых фрегатов «Сошествия Св. Духа» и «Скорый гонец»[9], заложенных на «Соломбоне» у датчанина И.Э. Избранта[10]. Здесь в «Городе», очевидно, состоялось первое знакомство в скором времени непримиримых противников Питера фон Памбурха и Ламбер де Герэна. Во всяком случае, безымянный автор забытого сочинения «Разговор между трех приятелей сошедшихся в одном огороде, а именно Менарда, Таландра и Варемунда»[11], без сомнения уникального источника XVIII столетия, сообщает, что капитан Памбурх с Ламбером на Северной Двине «…был весьма приятельски и конфидентно трактован».

Следует подчеркнуть, хотя трактат, опубликованный в 1841 г., создан позже описываемых событий, предположительно в промежутке от мая 1726 до марта 1727 гг., к тексту стоит отнестись с уважением. К тому же в редакционном комментарии к историческому памфлету утверждается: «…он сочинен по воле правительства, которое хотело опровергнуть клеветы и ложные слухи о России, распространяемые людьми злонамеренными за границею»[12].

В день Святой Троицы, 24 мая 1702 года, при пушечной пальбе «изо всего наряду» и ритуале «ракитки и гранадки… спущать на Аглинском мосту»[13], на полозьях, смазанных тюленьим жиром,[14] государь подрубил «подпоры» и столкнул легендарные корабли в воду Северной Двины.

В последнее время выявлена досадная неточность, допущенная самим государем, который ошибся в наименованиях кораблей и в именах капитанов судов[15]. В депеше Ф.М. Апраксину от 5 июня царь Петр указал: «один “Святого Духа”», на нем Памбурх, другой “Курьер” на нем Вальронт»[16]. Корреспонденция на три столетия ввела в заблуждение исследователей. В действительности, завершив ходовые испытания, фрегат «Сошествие Св. Духа» возглавил Я. Валронт, командовать «Скорым гонцом» определили капитана П. Памбурха.

Исторический факт подтверждает недавно обнаруженная «Роспис[ь] людем, которые на корабле царского величества “Сошествие Св. Духа” под командою Яна Ванларда». Документ от 17 июня 1702 г. подготовлен на голландском языке, c неполным русским переводом, и заверен личной подписью Я. Валронта[17]. Как бы там не было, судьба ново-построенных фрегатов, на одном из которых стремительно к своей гибели вскоре пошел амбиционный П. Памбурх, продолжает захватывать своей недоговоренностью. Укажем на еще одно обстоятельство о ложном взгляде на легендарный волок по «Осударевой дороге» этих кораблей от побережья Белого моря до Онежского озера[18], который ныне не подтверждается архивными материалами[19].

Между тем, Памбурх и Ламбер, скорее всего,  достаточно мирно общались до выхода «…от Архангельской пристани…на корабле» в морской поход к Вардегорскому мысу. Во всяком случае, ссылаясь на  сочинение «Разговор между трех приятелей…», говорить о взаимной неприязни волонтеров, способной  «выбить» искру конфликта, похоже, не приходится.

Таким образом «в четверток» 5 августа 1702 г. систершипы Я. Валронта и П. Памбурха в составе флотилии К. Крюйса из 10 судов[20] отправились от Двины через Б. Соловецкий остров к м. Вардегорский, где размещалось монастырское Нюхоцкое усолье[21].

Вечером 16 августа эскадра прибыла к острову Рислуда в Онежском заливе Белого моря и бросила якоря «в версте от Понаморева у Крестовой луды», что в пяти морских милях от Вардегоры. Тотчас с кораблей эскадры началась беспрецедентная в истории России широкомасштабная военно-морская десантная операция. В течение нескольких часов лейб-гвардейцы и 4 000 «началных людей» из кремлевской свиты совершили героическую высадку на необитаемый берег в 20-и верстах от Нюхчи Волостной. Челночными рейсами на «разъезжих» карбасах перевозилось снаряжение, провиант, «мушкетонские» стволы, ядра и «зелье».

Ночные сумерки, усталость, суматоха и изрядный алкоголь, вероятно, спровоцировали на Вардегорском мысу недоразумения и ссоры. Одна из них завершилась трагедией: от шпаги французского инженера фортификатора Ламбер де Герэна погиб «неистовый голландец» Питер фон Памбурх.

На наш взгляд царь, адмирал Ф.А. Головин, А.Д. Меншиков – если и не оказались непосредственными свидетелями кровавой драки, то всё равно могли быть невольными очевидцами «не зело предосудительного» и скандального боя на карельском берегу.

Во всяком случае о смертельном происшествии уже после преодоления «Осударевой дороги» государь не преминул «с реки Свири, в 10 день сентября 1702 году» сообщить в Воронеж Ф.М. Апраксину: «…господин Памберх на пристани Нюхчи от генерала-инженера Ламбера заколот до смерти, которой он сам был виною (о чем, чаю, Вам не безъизвестно)»[22].

В этом смысле отметим некоторые пассажи исследователей, упоминающих эпизод поединка. Еще в XIX столетии Д.Н. Бантыш-Каменский ошибочно сообщал о дате и месте дуэли: «…имея ссору с голландским капитаном Памберком 19 августа 1702 года» француз Ламбер  «заколол его в Москве»[23].

Современный историк петровского времени Ю.Н. Беспятых, также вероятно по недоразумению, указал, что Памбурх «в том же сентябре заколот в Нюхче на поединке инженер-генералом Ж.Г. Ламбером»[24].

Другие лишь констатируют: «капитан Памбург…плавал…в эскадре Крюйса к Соловецкому монастырю и до Нюхчи. Но пробыл на севере недолго, в том же 1702 г. беспокойный капитан окончил свою жизнь на поединке с инженерным генералом Ламбером»[25].

Что же в действительности произошло в ночь с 16 на 17 августа 1702 г. на пустынной береговой террасе Белого моря, невдалеке от «нюхоцкого усолья»? Как разворачивались трагические события? Какая последовала реакция государя и его окружения на нарушение указа «О нечинении иноземцам никаких между собою ссор…»? Где погребен убитый на шпажной дуэли голландский капитан Питер фон Памбурх?

К сожалению, на большинство вопросов ответить непросто. Современные специалисты не имеют возможности опереться на подлинный архивный материал, чтобы объективно реконструировать драму. Ситуация осложняется беспрецедентной утратой двух следственных дел Ламбера «…о заколотом им голландском капитане Памбурге». В советское время документы о карельской трагедии начала XVIII столетия странным образом исчезли из РГАДА, главного архивохранилища страны[26]. Помета от 16 мая 1947 г. свидетельствует, что уникальные архивные материалы «отсутствуют по ревизии 1938 года». По чьей инициативе листы изъяты из фонда, сохранились ли они и где могут находиться сегодня, можно только догадываться[27].

И все же попытаемся выяснить причинно-следственную взаимосвязь поединка и воссоздать ландшафтно-ситуационную картину «вардегорской дуэли» 1702 года. Неизвестный автор политизированного трактата нач. XVIII в. «Разговор между трех приятелей…» сообщает, что Гаспар Ламбер де Герэн «… вышед на берег» и, оказавшись лицом к лицу с «капитан-командором голландской нации, именуемым Панбурх», без лишних глаз «наедине» его «в лесу заколол шпагою до смерти»[28]. Французский инженер тогда же якобы пояснил: «…он Панбурх его нападением своим наглым с обнаженною шпагою принудил против себя обороняться». В сочинении приводятся слова оправдания француза. Будто генерал «с присягою объявил» Памбурха истинным зачинщиком «…понеже при том никого свидетелей не было». И далее: «…он Панбурх его нападением своим наглым с обнаженною шпагою принудил против себя обороняться». Таким образом, ответственность за убийство рискового «флота офицера» на беломорском взморье перекладывалась на самого Питера фон Памбурха. Тем более, что голландец «…шпагу свою против его уставил», а затем «…насувся прокололся»[29].

Действительно, «повинная речь» Ламбера очень похожа на правду.

Тем более, другой пикантный источник подробно уточняет обстоятельства шпажного боя. Речь идет о «записках из семейного архива», опубликованных в 1916 г. в историческом издании «Русская старина»[30]. Свидетельства из истории приема иностранцев на русскую службу, составленные безымянным автором, детализируют ситуацию «16 августа» и образно прорывают пелену безвременья.

Скандал начался, когда «Царское величество с транспорта перешел на сухой путь»[31], т.е. войска встали на «Осудареву дорогу», ранее подготовленную «стараниями» М. Щепотева, И. Муханова, А. Головкина и М. Волкова[32]. Инициатором ссоры стал  вспыльчивый Памбурх, который рассудительному Ламберу[33] задал грубоватый вопрос: «Для чего ты с таким гунифотом помирился? Знатно такой же и ты гунифот»[34]. Речь касалась напряженных отношений капитана П. Памбурха и вице-адмирала К. Крюйса.

Пререкаясь, брутальный «капитан корабля, успевший…хватить изрядную порцию голландской водки», будто бы, продолжал оскорблять генерала-инженера: «Молчи,…и рот свой держи! В моей воле, что я тебя в карман мой всуну»[35]. За обиженного Ламбера заступился дипломат и врач П.В. Постников, один из наиболее образованных людей петровского времени, чудом оказавшийся свидетелем пьяной брани[36].

Однако разгоряченный голландец и ему ответил на повышенных тонах: «Ты меня задираешь! Изволь со мной на шпагах биться»[37].

Лишь вмешавшийся саксонский и польский посланник Фридерик Эрнст фон Кениксек[38] ухитрился урезонить «расходившегося» капитана: «Друг мой, покинь сие: ты ведаешь повеление нашего Государя…немного себе чести получишь, что с пьяным доктором биться станешь»[39].

Между тем, Питер фон Памбурх, вскоре оказавшись наедине с де Герэном, отдав должное «Ивашке Хмельницкому», в очередной раз не сдержался: «Теперь ты за вице-адмирала и за Постникова стой и отведай голландца…вынимай шпагу или я тебя заколю»[40].

И только в этот момент, под угрозой расправы, у наэлектризованного французского генерала-инженера сдали нервы и он, якобы, пробормотал: «…я себя заколоть не дам». В ответ лишь услышал очередную угрозу: «Боронись сколько можешь».

Однако начавшийся поединок завершился мгновенно: «Шпага…пробила кафтан, грудь, сердце Памбурга», и нетвердо стоявший «бедный капитан грянулся на землю, не издав ни звука»[41].

Обескураженный столь стремительной развязкой, Ламбер сообщил генерал-майору Семеновского полка И.И. Чамберсу[42] о смертельном поединке и сдал шпагу со словами: «Предаюсь в волю Государеву». При осмотре места дуэли поверженного голландца «нашли успяща на спине, шпага у него в руке на голо»[43]. Тогда же в докладной Ф. Головину И. Чамберс уточнял: «И ево, Памбурга, погреб, а животы его послал переписать Керхена, да с ним полкового писаря Григория Рубцова»[44].

Между тем, место захоронения голландского «корсара» до сих пор неизвестно. Возможно, его тело всё еще покоится в поморской земле на Вардегорском мысу. Участники научно-исследовательского проекта «Осударева дорога» (Петрозаводск) в ходе археологических разведочных работ в 1993 и 1999 гг. безуспешно пытались определить участок возможного погребения легендарного «флото-капитана»[45]. Однако поисковые усилия результата не принесли.

Можно предположить, тело заколотого П. Памбурха в августе 1702 г. могли транспортировать в Архангельск на одном из фрегатов-близнецов «Сошествия Святого Духа» или «Скорый гонец».

Во всяком случае, «Двинский летописец» отметил возврат части людей к городу «на тех же кораблях», которые «и зимовали в Новодвинской крепости»[46]. Дьяк Посольского приказа М. Родостамов тогда же сообщал о благополучном возвращении от Нюхчи «из похода Государского» флотилии К. Крюйса: «А он вице-адмирал в устье со всеми кораблями пришел сего августа 26 числа»[47].

Между тем в Архангельске последнее пристанище «своевольного» дуэлянта современным специалистам не известно. Более того, хотя немецкое кладбище в «Городе» вместе с «гамбургским» приходом было образовано в конце XVII века, сохранившейся участок некрополя у Обводного канала был «отведен лютеранской общине» лишь на рубеже XVIII-XIX столетий[48].

Что же произошло с Ламбером де Герэном после смертельного поединка с «неистовым» моряком? Немыслимое дело, царская кара обошла де Герэна стороной. Соперник Питера фон Памбурха даже не был наказан. Историк XIX века Д.Н.  Бантыш-Каменский отмечал: «…по свидетельству бывших тогда в той компании почтенных особ», французский генерал, был «признан невинным». Государь, без сомнения, любивший Памбурха, одновременно с теплотой относился и к Ламберу. К тому же Петр, очевидно, намеренно проявил «цареву благосклонность» и простил фортификатора, ограничившись формальным выговором[49].

Французу не случайно было доверено инженерно-строительное обеспечение уникального марша по «Осударевой дороге» в Карелии. В ходе транспортировки русской армии в Ижорию, в тыл шведским войскам, очевидно именно Ламбер «выдумал» понтонную переправу, некий «живой мост», через проливец Выгозера и р. Ю. Выг у Петровского Яма. Вскоре инженер возглавил шанцевые работы при осаде Нотебурга и Ниеншанца, а затем стал автором проекта деревоземляной Петропавловской крепости, первого инженерно-строительного сооружения имперского Санкт-Петербурга[50].

Теперь еще об одном немаловажном сюжете из «записок семейного архива», который раскрывает П. Памбурха как человека европейской культуры. Современного историка не оставит равнодушным «…подлинная роспись» личных вещей «за закрепою стольника двинского воеводы Василия Ржевского», которые остались после кончины «своевольного» капитана[51]. На примере имущества Памбурха исследователи способны представить степень зажиточности иноземцев, вступивших на переломе XVII-XVIII столетий в «государево служение»[52].

«Роспись», представленная на восьми листах, описывает содержание двух сундуков «человека моря». В первом хранились: «персона Государева золотая» которая «положена…во французском красном кафтане», да «шпага, у ней черен серебряной». Кроме того, голландский капитан владел двумя французскими кафтанами, один был «дикого цвету» и подбит «черным сукном», другой, видимо «для выхода», имел цвет «лазоревый…петли золото с серебром». В гардероб Питера фон Памбурха также входил камзол подбитый «белою тафтою» и штаны «атлас белой, травы зототые»[53].

В другом сундуке находился мешок атласный, который  «шит золотом и серебром», а в нем «6 золотых двойных, да одинаких 140 золотых, ¼ ефимка[54] серебрянного, 348 рублев…»[55].

О европейской образованности и профессионализме «флотца» П. Памбурха свидетельствуют «14 книг морских, 11 тетрадей с листовым золотом», оставшихся после его смерти, а также «7 скатертей столовых, 20 полотенец ручных столовых, 3 простыни, 5 платков немецкого полотна…8 пар манжет…»[56].

Уже после основания в 1703 г. Санкт-Петербургской земляной крепости вдова капитана Памбурха обратилась к адмиралу Ф.А. Головину, косвенному свидетелю трагического шпажного боя на берегу Белого моря, с просьбой «…исходатайствовать у Государя милость делам ее»[57]. Любопытный документ сохранился в РГАДА, но ответ пока не обнаружен. В этом смысле дальнейшую судьбу семьи Питера фон Памбурха проследить  не удалось.

Завершая повествование о завораживающей биографии капитана и «гуляки с задорным нравом», признаемся: Россия нелепо в 1702 г. на земле Карелии потеряла надежду ВМФ, одного из наиболее талантливых «мореходцев» петровского времени. Неординарный голландский моряк, действительно, принял новое Отечество всем сердцем, и мог бы не раз ревностно и с честью ему послужить.



[1] Данков М.Ю. Памбурх Питер фон // Голландцы на Русском Севере в ХVI-ХХ веках / Сост. и отв. ред. Л.Д. Попова, Я.В. Велувенкамп. Биобиблиографический справочник. Архангельск. 2007. С. 240-243,  Dankov M. Yu. Pamburg Piter von // The DUTCH in the Russian North in XVI-XX centuries. Bibliographical Reference Book / Compiled and edited by L.D. Popova, J.W. Veluwenkamp. Arkhangelsk Pomor University. 2007. P. 242-243; Данков М. Ю. Олонецкий Д,Артаньян (О драматической истории первой дуэли в Карелии) // Карелия туристическая.  Петрозаводск  № 3 (13). Март 2008. С.18-19; Данков М., Лапшов С. Два капитана // Рейтар. Военно-исторический журнал № 37 (4/2007). М. С. 18-32; Данков М.Ю. «Своевольный и неистовый капитан…(таинственная биография голландца Питера фон Памбурха)» // Петровское время в лицах – 2010: материалы науч. конф. ТГЭ. [Т. LII]. СПб., 2010. С. 125-137.

[2] Вместе с капитанами К. Крюйсом и Я. Бекманом, «опытный моряк» П. Памбурх  оставил «заметный след в истории российского Военно-морского флота». Остапенко В.В. От Азова – к Кронштадту // Военно-исторический журнал. № 12. 2006. С. 25.

[3] Веселаго Ф.Ф. Общий морской список. Ч.I. От основания флота до кончины Петра Великого. СПб., 1885. С. 298.

[4] Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. IV. 1700-1712. 1830. С. 175.

[5] Там же.

[6] РГАВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 21. Л. 140; Кротов П.А. Осударева дорога. Русский Север и Западная Европа. СПб., 1999. С. 186;  Данков М.Ю. Яхта «TheTransport Royal» на Северной Двине // Двинская Земля. Вып. 3. Вельск. 2004. С. 91;  Данков М.Ю.  Памбурх Питер…С. 241.

[7] Данков М.Ю. Баловень фортуны. О загадочной судьбе Ламбера де Герэна // Петровское время в лицах-2006: материалы науч. конф. ТГЭ. [Т. XXXII]. СПб., 2006 С. 113-122; Данков М. Дуэлянт Осударевой дороги или взлет и падение генерала-инженера и кавалера Ламбера де Герэна//Рейтар. Военно-исторический журнал № 33 (9/2006). М. С. 17-27; Данков М.Ю. Судьба фортификатора Ламбера де Герэна // Архиепископ Афанасий и религиозно-культурное пространство Нижнего Подвинья (конец XVII-ХХ вв.). Материалы III Афанасьевских чтений (с. Холмогоры, 9 сентября 2006 г.). Под общ. ред. Л.Д. Поповой. Архангельск. 2008. С. 121-135; . Беспятых Ю. Н. Александр Данилович Меншиков: мифы и реальность. СПб., 2005. С. 58, 205.

[8] Данков М.Ю. Загадочный капитан Я. Валронт и Русский Север // Защитники Отечества. Материалы XIII региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск. 2003. С. 15-26; Данков М.Ю. Английский капитан Великого государя // История в подробностях. № 3. Сентябрь. 2010. С. 26-33.

[9] В исторической литературе господствует ошибочное наименование судов «Св. Дух» и «Курьер». Реальное наименование фрегатов – «Сошествие Святого Духа» (РГАДА. Ф. 158. Оп. 1. 1702 г. Д. 74. Л. 1-2) и «Скорый гонец» (РГАВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 21. Л. 140).

[10] Кротков А. Взятие шведской крепости Нотебург на Ладожском озере Петром Великим в 1702 г. СПб., 1896. С. 112.

[11] Разговор между трех приятелей, сошедшихся в одном огороде, а именно: Менарда, Таландра и Варемунда  // Русский вестник. Кн. 11-12. 1841. С. 303-360.

[12] Там же. С. 303.

[13] Новиков Н.И. О высочайших пришествиях великого государя, царя и великаго князя Петра Алексеевича… из царствующего града Москвы на Двину к Архангельскому городу… М., 1783. С. 33-34.

[14] О ритуале спуска корабля на воду см.: Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого с 1721 по 1725 год // Петр Великий. Воспоминания. Дневниковые записи. Анекдоты. СПб., 1993. С. 185.

[15] Данков М.Ю. «Своевольный и неистовый капитан…»…С. 129.

[16] ПиБ. СПб., 1889. Т. 2. С. 65.

[17] РГАДА. Ф. 158. Оп. 1. 1702. Д. 74. Л. 2. См. также: Кротов П.А. Осударева дорога… С. 211.

[18] Данков М.Ю. «Осударева дорога» в контексте геополитики нового времени // Приневье до Петербурга. СПб. 2006. С. 89; Данков М.Ю. Архангельские фрегаты 1702 г. // Выборг и морская археология. Археологические изыскания. Вып. 45. СПб., 1997. С. 80.

[19] К исключению относится, скорее всего, более поздний документ «Челобитная поморов» РГАДА. Ф. 1201. Оп.2. Д. 1704. Л. 43-43 об.  Кротов П.А. Новые материалы об Осударевой дороге 1702 г. (Пролог основания Санкт-Петербурга) // Санкт-Петербург и страны Европы. СПб., 2007. С. 288-303.

[20] Елагин С.И. Утверждение России на Балтийском прибрежье // Морской сборник. № 1. 1866. С. 123; Беспятых Ю.Н. Третье «пришествие» Петра I на Белое море // Архангельск в XVIII веке. СПб., 1997 . С. 42; Данков М.Ю. «Осударева дорога» и архимандрит Фирс // Защитники Отечества. Материалы XV региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск. 2004. С. 66; Данков М.Ю. «Осударева дорога» и архимандрит Фирс // Защитники Отечества. Материалы XV региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск. 2004. С. 66; Данков М.Ю. Карт-бланш царя на карельский поход 1702 года // Петровское время в лицах-2005: материалы науч. конф. ТГЭ. СПб., 2005. С. 112-120;

[21] Данков М.Ю. Сержант бомбардирской роты Преображенского полка // Чело. № 2. Великий Новгород. 2005. С. 42-49.

[22] ПиБ. Т.2. С. 84

[23] Бантыш-Каменский Д.Н. Историческое собрание списков кавалерам четырех российских императорских орденов: Св. Апостола Андрея Первозванного, Св. Великомученицы Екатерины, Св. Благоверного Великого князя Александра Невского и Св. Анны с самого учреждения оных до установления в 1797 году Орденского Капитула; с приложением старых статутов первых двух орденов и ордена Св. Анны; с означением кончины некоторых кавалеров, и с присовокуплением, для удобнейшаго приискания, алфавита фамилиям упоминаемых здесь кавалеров, заимствованное из орденских и церемониальных дел, жалованных на чины и достоинства грамот, министерских реляций, С.- Петербургских и Московских ведомостей, а также и из других бумаг и книг, в Московском Коллегии иностранных дел архиве хранящихся, Дмитрием Бантыш-Каменским. М., 1814. С. 66-67; Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч.I. СПб., 1863. С. 187;  Веселаго Ф.Ф. Общий морской список…С.299, ошибочно называют датой гибели П. Памбурха сентябрь 1702 года.

[24] Беспятых Ю.Н. Третье «пришествие» Петра I…С. 57.

[25] Богословский М.М. Петр I. Т.5. Посольство Е.И. Украинцева в Константинополь. 1699 – 1700. ОГИЗ. 1948. С. 188.

[26] РГАДА. Ф. 150. Оп. 1. Д.18.

[27] Данков М.Ю. Баловень фортуны…С. 113-114.

[28] Разговор между трех приятелей, сошедшихся в одном огороде… С. 324.

[29] Там же.

[30] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века (из истории приема иностранцев на русскую службу) // Русская старина. Ежемесячное историческое издание. Т.167. Кн. VIII. 1916. С. 175-191.

[31] Там же. С. 180.

[32] Данков М.Ю. Сержант бомбардирской роты Преображенского полка…С. 42-49.

[33] Автор «записок» вместо фамилии Ламбер де Герэн употребляет имя Бертран.

[34] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 181.

[35] Там же.

[36] П.В. Постников действительно находился в составе свиты царя  на Вардегорском мысе, перед выходом на «Осудареву дорогу». Однако с «Нюхоцкой пристани», на кораблях К. Крюйса царь «отпустил Постникова в Архангельск». Шмурло Е. П.В. Постников. Несколько данных для его биографии // Ученые записки Императорского Юрьевского Университета. № 1. 1894 С. 43. В дни завершения маневра по преодолению «Осударевой дороги» в Южном Приладожье, П. Постников уже в Лондоне получил пакет писанный «в 14 день се(н)тября» от «генерала инженера Ламберта», с требованием приобрести инструменты и предметы личного гардероба «про его величество» и А.Д. Меншикова. ПиБ. Т.2. С. 400-401.

[37] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 181.

[38] РГАДА. Ф. 158. Ед. хр.  143. 1703.

[39] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 181.

[40] Там же. С. 182.

[41] Там же.

[42] Чамберс (Чемберс) Иван Иванович (умер после 1713), на русской службе с 1689 г., с 1701 г. генерал-майор, с 1713 г. генерал-поручик. Архив генерал — фельдцейхмейстера Якова Вилимовича Брюса. Т. III. СПб., — Щелково. 2006. С. 250.

[43] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 183.

[44] Там же.

[45] Сорокин П. Е. Отчет о проведении археологических исследований в районе мыса Вардыгора (так в отчете. – М.Д.) на Белом море в 1999 году // Рукописный Архив ИИМК РАН. Ф. 35. Оп. 1. Д. 47. ЛЛ. 1–21.

[46] ПСРЛ. Холмогорская летопись. Двинский летописец. М., 1977. Т.33. С. 201.

[47] Елагин С.И. История русского флота: Период Азовский. Приложения Ч. II. СПБ., 1864. С. 253, 254.

[48] Шумилов Н.А. Немецкие захоронения на лютеранском кладбище Архангельска // Немцы и Русский Север: Сборник статей. М2000. С. 212.

[49] Бантыш-Каменский Д.Н. Историческое собрание…С. 67

[50] Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Ч.2. СПб., 1861. С. 422, 427; Данков М.Ю. Балтийская идея России в начале XVIII столетия (О национальном стратегическом проекте 1702 года) // У истоков русской государственности. К 30 – летию археологического изучения Новгородского Рюрикова Городища и Новгородской областной археологической экспедиции. Историко-археологический сборник  /// Материалы международной научной конференции 4-7 октября 2005 г., Великий Новгород, Россия. СПб. 2007. С. 304-305.

[51] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 184.

[52] Там же. С. 183. К сожалению, современное местонахождение «списка» исследователям неизвестно.

[53] Там же. С. 183.

[54] Ефимок (талер) – серебряная иностранная монета, принятая в России при русском царе Алексее Михайловиче (1629-1676) по стоимости 50 копеек, а затем дошедшая к ХVIII столетию до 64 копеек и более.

[55] Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 183.

[56] Там же. С.184.

[57] РГАДА. Ф. 161. Оп.1. 1703 г. Д. 291. Л. 150.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>