ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА МОДАНОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Сметанин В.А.

ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА МОДАНОВ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Сергей Александрович Моданов вступил в должность директора Архангельского городского вечернего педагогического института в октябре 1936 года в возрасте 34 лет, а освобождён от директорской должности, но только уже Архангельского государственного педагогического института, в феврале 1943 года, «как не справившийся с работой в условиях военного времени» [1],

Родился С. А. Моданов  в октябре 1902 года в крестьянской семье в деревне Уткино Метлинской волости Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. Кроме Сергея в семье отца было ещё 3 сына и дочери. Мать умерла, когда ему было всего 3 года. Отец, Александр Андреевич, занимался хлебопашеством, более 20 лет работал лесным сторожем, он умер в 1927 году. От причитающегося ему земельного надела в родной деревне Уткино Сергей отказался в 1926 году, а после смерти отца с деревней, в которой проживала одна старуха-мачеха, связи не поддерживал [2].

В 1914 году Сергей Моданов получил  начальное образование в Кузнецовском земском сельском училище, находившемся в полукилометре от родной деревни. В том же году он поступил в Сольвычегодское высшее начальное училище. Окончив его в 1918 году, работал конторщиком Сольвычегодского уездного продовольственного комитета. В 1919 году после окончания шестимесячной железнодорожной школы телеграфистов на станции Котлас служил старшим телеграфистом на станции Опарино Пермской железной дороги, где в феврале 1920 года  вступил в комсомол.

В сентябре 1921 года С.А. Моданов поступил на 3-й курс Сольвычегодского педагогического техникума, который окончил в 1922 году. Осенью 1922 года  Северо-Двинским губкомом комсомола был командирован на учёбу в Вятский педагогический институт имени В.И. Ленина. Учась на факультете естествознания,  парторганизацией института был принят  кандидатом в члены ВКП(б).

Студент Моданов подвергался партийным взысканиям. В январе 1924 года его исключили из кандидатов в члены ВКП(б) за недисциплинированность, непосещение партийных собраний и занятий кружка политучёбы, а также пьянство. В то время он по рекомендации парторганизации института работал ответственным секретарём губернского бюро пролетарского студенчества. В связи с перегрузкой на работе, как объяснял в автобиографии, пропустил два партсобрания и три занятия кружка политучёбы. Признавая своё участие в выпивках самогона, изготовленного его товарищем студентом-химиком, пьянство же отрицал, а выпивки считал «скорее пробой собственной продукции». Своё исключение апеллировал в ЦКК, которая 11 января 1926 года  восстановила его  в кандидатах, поставив на вид только выпивки. В апреле того же года Сергей Александрович был принят в члены ВКП(б) [3].

Получив диплом Вятского пединститута в 1926 году, большевик Моданов приступил к работе в должности заведующего школы II ступени в Сольвычегодске,  преподавая там естествознание и обществоведение. По совместительству вёл занятия и в Сольвычегодском педагогическом техникуме. В 1927 году он избирался членом Сольвычегодского городского совета.

В 1929 году С.А. Моданов был назначен заместителем заведующего Северо-Двинского окружного отдела народного образования. В том же году при чистке рядов партии получил строгий выговор — за способствование получения отсрочки от призыва на службу в РККА учителю Иванову, за нечёткую классовую линию по приёму учащихся в школу-семилетку и за непринятие мер к допущению религиозной обрядности со стороны тёщи.

В объяснении краевой контрольной комисии Моданов писал, что по закону учителя имели право на отсрочку, и он, как заведующий школой, возбудил ходатайство об Иванове перед Котласским РИК, а последний перед райвоенкоматом.  Сверх плана в 1927 году была набрана в школу 5-я группа учащихся по решению Сольвычегодского РИКа, часть детей из чужих комиссия приняла на платное обучение. Это было сделано для того, чтобы на эти деньги содержать целую группу, в которую были приняты и учащиеся-бедняки. Хотя группа была организована с согласия окружного отдела народного образования его обвинили в том, что он не разоблачил такую практику Сольвычегодского РИКа перед окружными организациями. Третий пункт обвинения появился только потому, что тёща Моданова в отсутствие родителей сводила их больную трёхлетнюю дочь в церковь. 27 сентября 1930 года Северная краевая контрольная комиссия отменила этот  строгий выговор [4].

После партчистки решением Северо-Двинского окружкома С.А. Моданова  перевели на работу инспектором школ повышенного типа в окружной отдел народного образования, одновременно при отсутствии заведующего ОкрОНО он замещал последнего. В связи с ликвидацией округов с 1 сентября 1930 года работу продолжил директором Велико-Устюгского педагогического техникума имени Бубнова, где преподавал педагогику. В 1931 году избирался членом Велико-Устюгского горсовета.

В 1933 году начался новый этап в жизни Сергея Александровича, он с семьёй переехал в Архангельск. По решению секретариата Севкрайкома ВКП(б) от 20 июля 1933 года Моданова перевели на работу в краевой отдел народного образования заместителем заведующего школьным сектором, где  работал до июня 1935 года. С 1 июля 1935 года он — директор краевой педагогической лаборатории [5]. В том же году избирался членом президиума крайкома работников начальной и средней школы.

2 октября 1936 года С.А. Моданова назначили директором Архангельского городского вечернего педагогического института и по совместительству директором краевой педагогической лаборатории [6]. В 1937 году он избирался делегатом Всесоюзного съезда профсоюзов начальных и средних школ. Некоторое время по совместительству выполнял обязанности начальника Окрлита (цензора).

«Чёрным годом» для Архангельского пединститута стал 1937-й — первый год работы Моданова в должности директора. В конце учебного года он уехал на курорт и в его отсутствии в июне 1937 года органы НКВД в пединституте «разоблачили и изолировали от общества четырёх врагов народа, которые преподавали социально-экономические дисциплины» [7]. Тогда был репрессирован первый состав кафедры истории института. Но как выясняется, эта страница истории института до сих пор неизвестна архангельским историкам, окончившим этот ВУЗ.

Собрание партийно-комсомольского состава института, состоявшееся в сентябре 1937 года, отмечало, что из-за политической беспечности руководства института, партийно-комсомольской части студентов и преподавателей института, в условиях отсутствия критики и самокритики и недооценки массовой политической работы «орудовали подлые изменники родины — негодяи-троцкисты — враги народа Сорокин, Яновский, Афанасьев, Куштысев, Замятин, Рудов, Дружинина» [8]. На собрании директор института Моданов сделал доклад о ликвидации последствий вредительства со стороны отдельных врагов народа, разоблачённых, как он выразился, «к стыду пединститута, до конца не нами, а органами НКВД» [9].

Одним из врагов народа он назвал бывшего преподавателя Сорокина, который в своих лекциях «смазывал роль вождей партии и пролетариата и в частности тов. Сталина в Бакинской стачке. Коллективизацию сравнивал со столыпинской реформой, крестьянина называл мужиком». Член ВКП(б) В.А. Сорокин окончил Институт Красной Профессуры в Ленинграде по специальности «История народов СССР». В институте он исполнял обязанности профессора и руководителя кафедры истории, читал курс истории СССР. Партколлегией по Северному краю 20 октября 1936 года за допущения в преподавании и рецензиях политических ошибок ему был объявлен выговор. Освобождён от работы с 27 июня 1937 года в связи с тем, что был «изъят органами НКВД» [10].  Особым совещанием НКВД СССР от 9 февраля 1938 года был лишён свободы  по статье 58-10 УК РСФСР сроком на 8 лет [11].

«Ещё был враг народа Яновский, — продолжил Моданов, — вредительские материалы и дела которого изучаются». Н.Н. Яновский происходил из дворян, состоял членом ВКП(б) с 1919 по 1935 годы и был исключён за недисциплинированность, владел немецким, латинским и французским языками, окончил Одесский сельскохозяйственный институт. В пединституте исполнял обязанности доцента кафедры истории, читал курс истории древних и средних времён. Как и  Сорокин был освобождён от работы 27 июня 1937 года в связи с тем, что был «изъят органами НКВД» [12]. Верховным судом СССР 21 апреля 1938 года по нескольким статьям был приговорён к расстрелу [13].

Далее в докладе директор института назвал ещё ряд разоблачённых врагов народа, в частности Куштысева и Рудова. Член ВКП(б) Н.К. Куштысев окончил Ленинградский Коммунистический университет по специальности «обществовед», Ленинградский политехнический институт по специальности «экономист-финансист» и Ленинградский Институт Красной Профессуры по специальности «экономист». Он занимал должность исполняющего обязанности профессора кафедры истории по совместительству, читал в институте политэкономию и был освобождён от работы 9 июня 1937 года, как исключённый из партии [14]. Член ВКП(б) А.Г. Рудов окончил институт Красной Профессуры в Москве, занимал дролжность исполняющего обязанности профессора кафедры истории, преподавал философию [15].

Заканчивая доклад, директор призвал каждого студента и в первую очередь партийно-комсомольский состав изучать своих товарищей, а также следить за ходом преподавания по каждому предмету, студентам проверить у себя имеющуюся литературу и всю ненужную ликвидировать.

Выступавшие на собрании студенты и преподаватели доклад директора Моданова назвали не достаточно большевистским, его обвинили в недостатке приведенных в докладе фактов, свидетельствовавших о вредительстве в институте, о непринятии им своевременных мер по ликвидации вредительства. Они критиковали директора за то, что он не реагировал на сигналы студентов о контрреволюционной работе Сорокина, проявив беспечность, а весной 1937 года вместо присутствия на зачётных сессиях уехал на курорт, несмотря на предупреждения студентов о том, что на курорт ехать до конца учебного года не следует. Своим отъездом, как они считали, облегчил возможность врагам народа большего вредительства и поэтому должен был понести наказание за допущенную им беспечность [16].

Кроме того, директора обвинили  в развале работы института, в отсутствии соцсоревнования. Ему указывали, что лодырям в институте было привольно, так как стипендия выдавалась неуспевающим студентам и, хотя в стенгазете института  об этом безобразии писалось, но реакции директора не последовало. Студенты, имевшие «хвосты» нередко переводились на другой курс. Лекции преподавателей директор не посещал, а с массой студентов разговаривал через «драконовы законы» — только приказы. «Тип Бывалова, показанного в фильме «Волга-Волга», жив и по сей день в нашем институте», — считали студенты. За год директор исключил и отчислил до 10 процентов студентов института. Парторг института Безвесельный на все безобразия реагировал лишь одёргиванием студентов, указывающих ему на недостатки. Со студентами Безвесельный был груб, цинизм его доходил до издевательств, партийная организация не руководила редакцией стенгазеты [17].

Летом 1938 года директор Моданов давал объяснения по существу, указанных в заявлении «вопиющих фактов» одного из студентов Архангельского пединститута, заместителю начальника Управления высшей школы Наумову [18].

В 1938 году под руководством С.А. Моданова в институте были открыты дневное и заочное отделения. Решением Совнаркома РСФСР от 25 августа 1938 года Архангельский пединститут получил статус государственного (АГПИ). В 1939 году при АГПИ был открыт учительский институт с двухгодичным сроком обучения. В том же году С.А. Моданов избирался депутатом Ломоносовского районного совета депутатов трудящихся, а в 1942 году — членом Ломоносовского райкома ВКП(б)  города Архангельска. В 1941 году в АГПИ был открыт факультет иностранных языков, а в 1943 году естественно-географическое отделение преобразовали в самостоятельный факультет.

Через три месяца после снятия С.А. Моданова  с должности директора института, в мае 1943 года, его утвердили заведующим отделом искусств Архангельского облисполкома, а В 1950 году  отозвали в распоряжение Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР. Позже он длительное время  возглавлял отдел народного образования Вологодского облисполкома [19].

  1. 1. Макаров Н.А. Поморский университет: история в лицах: Документальные очерки. Архангельск. 2007. С. 11-13.
  2. 2. ГААО (Государственный архив Архангельской области). Ф. 739. Оп. 2. Д. 4. Л. 61.
  3. 3. Там же.
  4. Там же.
  5. 5. Там же. Л. 62.
  6. Там же. Л. 95.
  7. Там же. Д. 2. Л. 61.
  8. 8. Там же. Л. 108.
  9. Там же. Л. 127.
  10. 10. Там же. Д. 4. Л. 11 об. — 12; Д .3. Л. 49, 56.
  11. Сметанин В.А. Ф.С. Томилов — председатель областного радиокомитета // Известия Русского Севера, 2014. № 1-2. С. 111-114.
  12. ГААО. Ф. 739. Оп. 2. Д. 4. Л. 13 об. — 14; Д. 3. Л. 49, 56.
  13. Сметанин В.А. Ф.С. Томилов — председатель областного радиокомитета // Известия Русского Севера, 2014. № 1-2. С. 111-114.
  14. 14. ГААО. Ф. 739. Оп. 2. Д. 4. Л. 12 об.-13, Л.49, 56.
  15. Там же. Д. 4. Л. 12 об. -13.
  16. 16. Там же. Д. 2. Л. 127-129.
  17. Там же. Л. 61.
  18. Там же. Л. 67-68.
  19. Макаров Н.А. Поморский университет: история в лицах: Документальные очерки. Архангельск. 2007. С. 11-13.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>