ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПО ОХРАНЕ МАТЕРИНСТВА И МЛАДЕНЧЕНСТВА В КОМИ АССР в 1920-1930-х ГОДАХ

Котов П.П., Пилипенко В.А.,

С установлением советской власти на территории Коми края начинает складываться новая государственная система здравоохранения, включавшая в себя расширение сети лечебно-профилактических учреждений, выработку новых методов санитарно-профилактических мероприятий, организацию специализированной медицинской помощи. Серьезную обеспокоенность новой власти вызывали часто встречающиеся гинекологические заболевания у женщин, высокий процент детской смертности. Проявилась  необходимость открытия специализированных учреждений по охране материнства и младенчества. Становление системы охраны материнства и младенчества в Коми АССР в 1920-1930-х годах мы рассматриваем параллельно с развитием акушерства и гинекологии, в том числе и организацией яслей.

Еще в 1918 г.  в г. Усть-Сысольске был открыт Дом матери и ребенка на 40 детей и пять матерей. Он был закрытого типа,  «куда принимались в первую очередь дети и женщины беднейшего населения» и  не справлялся  с существующими проблемами в этой области[1]. В 1922 г. Дом матери и ребенка был передан в шефство женскому отделу Коми обкома РКП(б)[2]. В 1924 году при облздравотделе Коми АО был создан отдел охраны материнства и младенчества. С этого момента  решение всех вопросов, связанных с проблемами детства, было возложено на этот отдел.

Родовспоможение женщин в Усть-Сысольске  первоначально было организовано при областной больнице, где было открыто родильное отделение. В 1924 году родовспоможение и лечение гинекологических больных  в отделении проводили врачи Д.А. Шушков и Л.А. Айбабина.

Материальная база родильного отделения областной больницы была скудной. Количество мест в родильном отделении не соответствовало нормативному количеству   койко-дней для рожениц (5 дн./чел.). Поэтому отделение часто оказывалось переполненным,  и роженицы содержались  по нескольку дней в родильной комнате, а не в палате[3]. Родильное отделение располагалось в неприспособленном для медицинских целей двухэтажном здании. В нем были выделены комнаты и для заразных больных (скарлатина и дифтерия).

Распоряжение начальника санитарного управления Крайздрава Отсинга в 1936 году  о переводе  родильного здания в другое помещение не было выполнено. В документах того времени зафиксировано, что в родильном отделении областной больницы «палаты были очень тесными, роженицам приходилось часто подниматься на 2-й этаж по крутой лестнице, нет хорошо оборудованной операционной»[4].

Только в 1938 году, после введения в эксплуатацию нового корпуса республиканской больницы, родильное отделение расположилось в освободившемся здании по улице Бабушкина (в настоящее время в нем расположен Коми филиал Кировской государственной медицинской академии).

В родильном отделении, кроме родовспоможения, производились операции при патологиях и  аборты. Так, за 1924 г. врачами родильного отделения было произведено 68  хирургических операций, из которых две закончились летальным исходом: одна от «качественного пузырного заноса», другая от кесарева сечения[5].

Акушерскую помощь в районах Коми области оказывали в фельдшерско-акушерских пунктах. Так, в 1937 году в области функционировали 74 фельдшерско-акушерские пункты,  в 1939 –  уже 87. Родовспоможение на селе  проводилось  в колхозных родильных домах. В 1939 году в Коми АССР работало 35 колхозных роддомов.

Родовспоможение, как важная часть социальной политики советского государства, в 1920-е годы становится общедоступным и бесплатным, построенным на основе профилактики и проведения широких санитарных мер.  Безусловно, то, что широкие массы женщин получили доступ к медицинской помощи, играло огромную роль в профилактике и лечении многих заболеваний, а подчас и в спасении жизни женщины в родовой период. В 1920-1930-х годах участие акушеров в осложненном течении беременности и родов спасло тысячи жизней матерей и новорожденных. Уже в эти годы в Коми АССР уменьшился травматизм и кровопотери матери в родах, снизилось количество послеродовых инфекций и осложнений.

Популярность приобрели идеи управления родовым актом, идеи, противостоящие стихийному развитию родового процесса. Все это превратило роды из естественного, природного процесса в медицинскую операцию, требующую обязательной госпитализации женщины в стационаре не только на время самих родов, но подчас и на   продолжительные периоды до и после рождения ребенка. Еще в  начале 1920-х годов были четко разработаны правила проведения родов, тактика медперсонала в их процессе, исключающая возможность какого-либо индивидуального подхода к каждой отдельной роженице, акушерская наука стала предписывать вмешательство на всех стадиях родов.

В 1920-1930-х годах в РСФСР менялось отношение к искусственному  прерыванию беременности.  Согласно Уголовному кодексу РСФСР 1922 года аборты разрешалось совершать по медицинским и социальным показаниям и только в лечебных учреждениях[6].  В соответствие с этим при  Коми областном отделе здравоохранения в 1923 году была создана «абортная» комиссия, которая определяла необходимость прерывания беременности каждой обратившейся женщины отдельно. В случае принятия положительного решения аборт производился в областной больнице. Правда, бывали случаи, когда решение о прерывании беременности принимал санитарный врач, но, как правило, это происходило вследствие плохой работы «абортных» комиссий[7]. К концу 1930-х г. работа комиссии была  более систематизирована.  Если раньше комиссия собиралась по мере поступления заявлений, то с середины 1930-х годов заседания комиссии стали регулярными.

В 1936 году было издано Постановление СНК СССР «О запрещении абортов…»[8], по которому совершение прерывания беременности разрешалось только по медицинским показаниям. С этого момента участилось производство несанкционированных абортов вне лечебных учреждений. Причины этому могли быть самыми разными. Это и  удаленность некоторых населенных пунктов от районных больниц, и  бюрократические сложности в получении разрешения  на производство аборта. Наконец, просто отсутствие медицинских показаний. Поэтому женщины порой различными способами пытались вызвать выкидыш. Так, в 1940 году в Усть-Усинском районе было проведено  по разрешению комиссии три  прерывания беременности, начавшихся вне лечебного учреждения – 19, передано дел в суд – 4[9].

Таблица 1

Показатели прерывания беременности в  Коми АССР в 1938 г.

Прерывания беременности

В Сыктывкаре

В сельской местности

Разрешенные «абортной» комиссией

49

23

Начатые вне лечебных учреждений

173

186

Из них без медицинских и социальных показаний

30

36

Передано дел в суд

6

63

Источник: ГУ «НА РК». Ф. 668. Оп. 1. Д. 39. Л. 17.

Данные таблицы показывают, что в 1938 году в Коми АССР большое число абортов начиналось вне лечебных учреждений, независимо, происходило это в городе или в сельской местности. Тем не менее, в Сыктывкаре из всех осуществленных прерываний беременности, начатых вне лечебных учреждений, приблизительно только пятая часть являлась с точки зрения права «преступной», то есть без медицинских и социальных показаний. Остальное число прерываний беременности, начатых вне лечебных учреждений, приходилось на выкидыши. Другая картина наблюдалась в сельской местности. Из 186 прерываний беременности, начатых вне лечебных учреждений, после предварительных выяснений «абортной» комиссией было признано «преступными»  63.  Материалы по обвинению  в проведении несанкционированных абортов были переданы в суд.

Одним из направлений по охране материнства и младенчества  был санитарный надзор за здоровьем детей и подростков. Первоначально эта  работа сводилась лишь к разовым медицинским осмотрам школьников. Но даже эти редкие осмотры выявляли большое число больных детей. И это неудивительно, поскольку дети, как и взрослые, плохо питались, очень рано начинали тяжелый физический труд. Все эти факты пагубно влияли на здоровье подрастающего поколения.

Материалы таблицы 2 показывают, что в 1926-1928 годах в Коми АО  значительное  число детей являлись больными. От 50 до 70 % детей  еще в период школьной учебы подрывали свое здоровье. Самые пугающие показатели были связаны со значительным числом  детей, больных малокровием.  Если в 1926-1927 годах  они составляли приблизительно четвертую часть всех больных детей в области, то в 1927-1928 годах – уже более половины. В 1926-1927 учебном году при медицинском осмотре учащихся школ Коми области из 4 940 человек здоровыми оказалось лишь 2 002 ребенка.

 

Таблица 2

Состояние здоровья учащихся  Коми АО в 1926-1928 годах

 

Показатели здоровья

1926-27

 учебный год

1927-28

 учебный год

Осмотрено учащихся

4 940

4 385

Из них здоровые

2 002

2 518

Выявлено больных  всего

2 938

1 867

В том числе: малокровием

793

1 108

искривлением позвоночника

44

61

чесоткой

247

261

туберкулезом

61

63

сифилисом

3

3

трахомой

130

261

болезнью дыхательных органов

255

16

прочими болезнями

1 405

94

 

Источник: ГУ «НА РК». Ф. 305. Оп.1. Д. 23. Л. 32.

 

Медики, несомненно,  сознавали важность профилактической работы среди детей, но систематические медицинские и санитарные осмотры стали проводиться лишь после открытия в 1927 г. Детской профилактической амбулатории (ДПА). С 1930 года в штате ДПА была введена должность врача по лечебной физической культуре. Усилиями врачей Детской профилактической амбулатории в 1930 году при ней был открыт детский санаторий на 10 коек и  налажена выдача горячих завтраков в школах[10].

28 февраля 1926 г. в Усть-Сысольске была открыта первая консультация для женщин и грудных детей. Организацию консультации, как и ее заведование, возложили на врача областной больницы Александру Александровну Попову.[11] Еще две  подобные консультации были открыты в 1928 году в селах Визинга и Усть-Вымь. В 1930 году их было уже шесть,  в 1940 году во всех районах республики функционировали 17 консультаций. Отмечалась хорошо поставленная работа  врачей в Сыктывкарской, Усть-Вымской и Усть-Куломской женских консультациях. В остальных районах Коми АО в них работали специалисты со средним медицинским образованием[12].

В 1930 году в г. Сыктывкаре  при женской консультации была открыта первая в Коми АССР молочная кухня. Она обслуживала Дом матери и ребенка, городские ясли, а также частных лиц на платной и бесплатной основе (бесплатно исходя из социальной принадлежности нуждающихся)[13].

Дом матери и ребенка, работающий в Коми крае с 1918 года, в 1930-х годах   испытывал финансовые и организационные трудности. Однако многие проблемы под силу было решить собственными силами без вложения дополнительных средств. В акте обследования лечебных учреждений Сыктывкара от 26 мая 1936 году отмечалось, что в  Доме матери и ребенка «дети не группируются по роду болезни (в палатах вместе лежат дети, больные колитами, и дети с пневмонией). Бывали случаи внутрибольничной инфекции. Имеет место раннее выписывание детей из больницы. Не соблюдается санитарный минимум (не дезинфицируются руки, нет отдельных халатов) – несколько дней мая дали пять случаев смерти. В 1935 году было 25 случаев смерти, а в 1936 году – за пять месяцев уже 13. Питание однообразное, недостаточно витаминов, меню составляется без врача»[14]. Если вопросы, связанные с режимом дня, могли решить внутри учреждения, то за все, что касалось плохого оборудования и однообразного питания, ответственность справедливо была возложена на городские власти. Вместо положенных 3 руб. в день на питание женщин и детей власти перечисляли только по 2 руб. на человека. Средства на приобретение инвентаря бесконечно задерживались и,  как правило, перечислялись небольшими суммами. [15]

Одной из задач, поставленных перед органами здравоохранения Коми АО, была организация яслей. В самые первые годы советской власти усиленно пропагандировалась возможность воспитания детей раннего и дошкольного возраста вне семьи. Важно было, во-первых, для вовлечения женщин в строительство нового государства «освободить» их от обязанности ухода за детьми. Во-вторых,  внести в воспитательный процесс педагогический подход. Не менее важным являлось ограничение и ликвидация распространения инфекций, а также детской смертности в раннем возрасте. Поэтому организация яслей была возложена не на органы образования, а на учреждения здравоохранения.

Сразу же после создания областных органов здравоохранения в 1921 г. началась работа по открытию дошкольных учреждений. Первые сезонные ясли были открыты в 1922 г. в Усть-Сысольске. При этом не было подготовленных кадров врачей и сестер-воспитательниц, отсутствовали санитарно-гигиенические нормативы по устройству и содержанию этих учреждений.

Огромная польза яслей в сельском быту, особенно в страдную пору, была признана крестьянами. Их былая недоверчивость довольно быстро сменилась активной помощью в организации яслей в деревнях Коми АО. В результате количество летних яслей с 1922 по 1928-й годы  увеличилось  с 2 до 94. В 1928 году в 260 деревнях  сезонные ясли посещал  1 691 ребенок в возрасте от одного до трех лет[16].

Однако распределение яслей по уездам было неравномерным. В 1927 году  в Сысольском уезде на 27 волостей приходилось  яслей – 31,  в Усть-Куломском  на 28 волостей – 30, в  Усть-Вымском уезде на 21 волость – 19, тогда как в Ижмо-Печерском на 19 волостей было открыто лишь семь яслей[17]. Причины, прежде всего, – территориальные  особенностями уездов: густота населенных пунктов, их численный состав, а также  степень  развития в конкретной местности производства.

Нередко организация яслей в той или иной волости тормозилась из-за отсутствия денег. Сложным оказалось перемещение денежных средств из  бюджета здравоохранения Коми АО в бюджеты уездов и далее сельских советов. Причем   эти сложности были связаны не столько с плохой связью сел с уездным центром, сколько с тем, что каждое такое перемещение средств требовало  постановления Президиума уездного исполкома.

Финансирование летних яслей шло в основном из государственного бюджета. Немалую помощь оказывало местное население, и совсем незначительной оказалась материальная поддержка со стороны кооперации и общественных организаций. Мощная сеть  кооперации Коми АО в 1928 году перечислила в среднем на одни ясли по 28 руб., а  общественные организации – по 11 руб. 21 коп. По подсчетам отдела охраны материнства и младенчества Коми АО в 1928 году на двухмесячное существование одних летних яслей необходимо было 500-600 руб., а поступало существенно меньше. Например, в 1926 году на одни ясли приходилось 194 руб. 63 коп. (39 % от  необходимой суммы). Нередко из-за недостатка средств сокращался срок работы яслей, снижались расходы на питание. В 1927 году на организацию яслей из местного бюджета на каждую волость Коми области было отпущено 120 руб., которые предназначались для оплаты труда ясельных работников. Остальные же деньги необходимо было собирать у населения[18].

Пропагандируя открытие яслей, работники отдела охраны материнства и младенчества Коми АО  проводили «недели охраны материнства и младенчества». В задачи таких мероприятий входили не только сбор денег на открытие яслей, но и широкая популяризация охраны материнства и младенчества. В волостях области создавали комиссии при санитарных советах волостных исполкомов. Эти комиссии оказывали юридическую и материальную помощь матерям-одиночкам, «батрачкам» и «беднячкам», помогали в организации яслей и проводили просветительскую работу среди крестьянок[19].

Организация яслей в Коми АО в 1920-х годах осложнялась отсутствием подготовленных кадров. В 1927 году при облздравотделе Коми АО были организованы курсы по подготовке ясельных работников для яслей  с теоретическими и практическими занятиями. Слушателями курсов стали учащиеся Педагогического техникума, Совпартшколы и безработные с биржи труда. Окончили курсы 48 человек, из которых 46 были распределены по волостям, уроженцами которых они являлись. В 1928 году четырех человек отправили на двухмесячные курсы по подготовке ясельных работников в г. Москву[20].

В том же 1928 году были разработаны подробные инструкции по организации летних яслей и их работы. Ими установили  примерный распорядок дня, меню питания детей,  сроки изоляции больных заразных детей, примерный набор оборудования и хозяйственного инвентаря. Кроме этого, были утверждены должностные инструкции заведующего яслями, няни, кухарки, прачки. Инструкции были разработаны  применительно к местным условиям и отправлены  в каждую волость Коми АО.

В 1937 году по инициативе НКЗ Коми АССР было проведено обследование детских яслей по республике. Обследования проводила инспектор охраны материнства и младенчества НКЗ Коми АССР Евдокия Алексеевна Микушева.  Целью обследования были не только надзор за существующими яслями, но и привлечение колхозов для организации яслей.  В ходе поездок  Е.А. Микушевой были заключены договоры с председателями ряда  колхозов для обеспечения  «максимального вовлечения женской рабочей силы в колхозное производство, улучшения культурно-бытового обслуживания колхозов, правильного воспитания здоровой коммунистической смены»[21].

Часто планы по охране материнства и младенчества не осуществлялись. Это было связано не столько с непродуманным планированием, сколько с невозможностью его реализации из-за отсутствия денежных средств. Так, в  1940 году в Коми АССР было запланировано развернуть  постоянных яслей  на 6 310 коек,  фактически организовали только на  5 380. Сезонных яслей  по плану должны были развернуть на 4 414 коек, фактически организовали лишь  на 3 376 коек[22].

В архивных документах 1930-х годов встречаются положительные отзывы о  хорошей организации яслей в колхозе «Смелкотыр» Позтыкеросского сельского совета, колхоза «Кыа» Пезмогского сельского совета, колхоза «X-летие» Прилузского сельского совета, яслей лесозаготовителей Сысольского района. Наряду с такими примерами названы и колхозы, где ясельной работе не уделяли должного внимания: колхоз «Красный маяк» (с. Выльгорт), колхоз им. Молотова (с. Куратово), колхоз «Коминтер» (с. Керчемье) и другие сельхозпредприятия[23].

Оснащение и снабжение яслей часто проводилось по остаточному принципу. Даже городские ясли не имели в нужном количестве столов, стульев, кроватей, шкафов и постельного белья.  Питание было  однообразным и, как правило, ограничивалось черным хлебом, ячневой кашей и молоком. Постоянно ощущался недостаток молока, мясных продуктов, овощей. Специально подготовленных на курсах ясельных работников часто привлекали  на колхозные работы, а в яслях работали  престарелые люди  и подростки[24].

Исполнительные комитеты некоторых районов Коми АССР  порой просто «тормозили» открытие яслей. Так, в 1938 году  в Ижемском районе была сокращена должность инструктора охраны материнства и младенчества,  в Удорском районе ясли долго не развертывали только из-за отсутствия помещения[25]. На заседании Совета Народных комиссаров Коми АССР от 4 ноября 1940 году отмечалось, что «организация яслей и обслуживания детей поставлена неудовлетворительно», «существующая сеть не соответствует санитарным требованиям, слабо ведется профилактическая работа среди родителей, недостаточна подготовка работников  ясельной сети»[26].

В целом сеть учреждений по охране материнства и младенчества к концу 1930-х годов была достаточно разветвленной. Существовали Дом матери и ребенка, Детская профилактическая амбулатория. Женские консультации имелись во всех районах, самостоятельных родильных домов было семь и 36 колхозных.  В 1939 г. постоянных яслей по республике было 288,  сезонных – 250.

Таким образом, в целом к 1940 году органы по охране материнства и младенчества  в Коми АССР достигли значительных результатов. Акушерская помощь населению республики оказывалась практически во всех районах в фельдшерско-акушерских и акушерских пунктах. Эта помощь была «подвинута» к населению и расширена за счет открытия колхозных родильных домов. Одним из важных достижений по охране материнства и младенчества являлось создание сети постоянных и сезонных яслей. К концу 1930-х годов  большинство жителей Коми АССР имели возможность отправить своих малолетних детей в ясли.



[1] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 23.Л.  46.

[2] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 11. Л. 7.

[3] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 23. Л. 37.

[4] ГУ «НА РК». Ф. Р — 668. Оп.1. Д. 1. Л. 32.

[5] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 23. Л. 36.

[6] Уголовный кодекс РСФСР. «СУ РСФСР», 1922. — № 15. – ст. 153.

[7] ГУ «НА РК». Ф. Р — 668. Оп.1. Д. 1. Л. 32.

[8] Постановление СНК СССР № 1134 от 27 июня 1936 года «О запрещении абортов…» // СЗ СССР, 1936. – № 34. – ст. 309.

[9] ГУ «НА РК». Ф. Р — 668. Оп.1. Д. 39. Л. 4.

[10] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 83. Л.214.

[11] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 25. Л. 264.

[12] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 83. Л. 213.

[13] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 83. Л. 214.

[14] ГУ «НА РК». Ф. Р — 668. Оп. 1. Д. 1. Л. 31.

[15] ГУ «НА РК». Ф. Р — 668. Оп. 1. Д. 1. Л. 31.

[16] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 75. Л. 8.

[17] ГУ «НА РК». Ф.Р — 305. Оп. 1. Д. 65. Л. 46.

[18] Югыд туй. – 1927. – 21 апреля.

[19] Там же.

[20] ГУ «НА РК». Ф. Р — 305. Оп. 1. Д. 373. Л. 135.

[21] ГУ «НА РК». Ф. Р — 305. Оп. 1. Д. 373. Л. 134-140.

[22] Попов, А. Колхозные детские ясли [Текст]. / А. Попов // За новый север. – 1941. – 19 июня.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] ГУ «НА РК». Ф. Р — 305. Оп. 1. Д. 360. Л. 39.

[26] ГУ «НА РК». Ф. Р — 305. Оп. 1. Д. 360. Л. 43.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>