Вклады Строгановых в храмы Великого Устюга в 16-17 веках

Чебыкина Г.Н.

 Строгановы – крупнейшие русские купцы и промышленники, выходцы из поморских крестьян, пожалованные в XVIII веке баронским титулом и возведенные в графское достоинство. Документально о жизни и деятельности Строгановых известно с начала XVI века, когда их род поделился на три ветви: тотемскую, циренниковскую и сольвычегодско-пермскую. Наибольших успехов в торгово-промышленной деятельности достигла сольвычегодско-пермская ветвь Строгановых, представителями которой в XVI-XVII веках являлись Аника Федорович (1497-1569), его дети (Яков, Григорий, Семен), внуки (Максим, Никита, Андрей, Петр) и правнуки (Иван, Максим, Дмитрий, Федор, Григорий).

Аника Федорович –  младший сын Федора Лукича. Обосновавшись у соляного озера в Сольвычегодске,  завел соляные промыслы, вел активную торговлю хлебными припасами и пушными товарами. При Анике промысловые владения Строгановых значительно расширились. В 1558 году Иван IV Грозный пожаловал ему и его преемникам огромные территории по рекам Каме и Чусовой. Позднее Строгановым принадлежали уже земли по рекам Сылве, Тоболу, Иртышу, Оби и другие, общей площадью более 10 миллионов десятин. Строгановы развивали в своих землях солеваренные, рыбные, охотничьи и рудные промыслы, земледелие, строили города, крепости, содержали ратных людей, присоединяли к Русскому государству новые земли.1

В 1559-1568 годах Аника Федорович состоял в купеческой корпорации «гостей», имел постоянные и тесные связи с двором Ивана IV, которому поставлял ценные меха, хлеб, гусиный пух, шелковые персидские платки и другие товары. В 1566 году с группой местных купцов  контролировал сбор и продажу царского оброчного хлеба, и доставку денег в столицу. По поручению государя Аника Федорович осуществлял также контроль за деятельностью английских купцов, торговавших через Архангельск с другими русскими городами. Строгановы принимали активное участие в политической жизни страны, оказывая поддержку правительству  в трудные времена. Так, в годы Ливонской войны ими был снаряжен тысячный отряд казаков для отпора набегу крымских татар на Москву. В 1581 году они вооружили и отправили отряд Ермака на завоевание царства Кучума. Результатом похода было присоединение Западной Сибири к Русскому государству. В период борьбы с польско-шведской интервенцией Строгановы оказали финансовую помощь правительству Василия Шуйского, отправив в столицу в марте-июне 1608 года около 6 000 рублей. В том же году Строгановы собрали и вооружили из своих крестьян два отряда ратных людей и отправили их в Москву.

За успешно выполненные поручения, за поддержку и помощь Строгановы неоднократно получали царские грамоты с благодарностями и пожалованиями. В августе 1566 года в знак царской милости Аника Федорович с сыновьями со всеми промыслами и владениями был взят в опричнину. В 1610 году Андрей и Петр Семеновичи, Никита Григорьевич и Максим Яковлевич получили звание гостей, а также особое звание «именитых людей» и право именоваться с «вичем». В 1649 году их права были даже зафиксированы в статье 94 (глава X) «Соборного уложения».2

Великий Устюг и торговый дом Строгановых в XVI-XVII веках связывали деловые отношения. Устюг, являясь в то время крупным хозяйственным центром на Русском Севере, более заметную роль в торговле Строгановых имел на первоначальном этапе их торгово-промышленной деятельности. С течением времени основная торговля именитых людей сосредоточилась в Архангельске, Москве, Нижнем Новгороде, Казани и в Сибири. В XVII веке приказчики Строгановых изредка привозили в Великий Устюг рыбу с Печоры, хмель, сельскохозяйственные продукты, соль. В 1650/1651 году в таможенной книге зафиксирована лишь одна явка товаров. Человек Дмитрия Строганова 26 марта привез на трех лошадях 60 пудов соли, предназначенных для продажи в городе.3 В отдельные годы товары от Строгановых  на устюжский рынок вообще не поступали. Великий Устюг использовался Строгановыми как промежуточная пристань, где были их склады товаров и торгово-агентурная контора. Писцовая книга 1623-1626 годов отмечала, что на городище, в старой осыпи, «у острога у Водяных ворот», стоял амбар Никиты Строганова. Против церкви Варлаама, на площади, «на приезд людям», был «двор осадной Никиты Строганова» в длину и ширину по 11,5 саженей. К 1623 году амбаром и двором владели Андрей и Петр Строгановы. Им же принадлежало и место дворовое напротив церкви, но отданное тюремному сторожу. Во второй половине XVII века в Великом Устюге были дворы Григория Дмитриевича Строганова.4

Владения Строгановых имелись также в разных волостях и станах Двинской трети Устюжского уезда. В Цывозерской волости, например, со времен Ивана Грозного они ставили домницы, добывали железо из болотистых богатых железной рудой земель. На Шемоксе долями деревень Белянкино, Панкратово, Федоровское, Сверчково, Крутец владели Петр Семенович Строганов и его потомки. В 1624-1648 годах Петр Строганов купил в уезде земель на 547,5 рубля. В Ярокурском стане Строгановым принадлежали доли деревень Ямжа, Пазухи, Нокшино, деревня Сулинская. В сельце Цареконстантиновском (Нокшино) на свои средства Григорий Дмитриевич и вдова Анна Никитична во второй половине XVII века построили деревянную церковь. Частью земель Строгановы владели в Вондокурье и в Комарицком стане.5

Строгановы в истории Русского государства известны не только как торговцы и промышленники. В своих вотчинах они организовали иконное и ювелирное производство, золотошвейные мастерские, добычу жемчуга, строили храмы. С именем Строгановых связано создание особого направления в русском искусстве: в живописи, в деревянном зодчестве, в древнерусском шитье. Изделия строгановских мастерских использовались, главным образом, внутри вотчинного хозяйства, но часть продавалась на посадских рынках Москвы, Вологды, Великого Устюга, Ярославля и других городов. Некоторые произведения безымянных  мастеров становились «приложениями» именитых людей в монастыри и церкви, в том числе и  устюжские.

В Великом Устюге особым вниманием Строгановых пользовались кафедральный Успенский собор, Михайло-Архангельский монастырь и церкви во имя Устюжских чудотворцев Прокопия и Иоанна, канонизированных в 1547 году. Никита Григорьевич Строганов в 1602 году своим иждивением построил в Великом Устюге деревянный «о дву верхах» храм во имя Происхождения Честнаго  Креста  с приделом  во имя  праведного Иоанна, Устюжского чудотворца.6 (Церковь сгорела в 1649 году во время большого пожара в городе, на ее месте в 1656 году устюжский купец Никифор Ревякин заложил каменный храм.) Одновременно с постройкой церкви Никита Строганов приложил большой образ праведного Иоанна в молении к Богоматери, с житием и чудесами. На лицевой стороне иконы, на серебряной дощечке, имелась надпись: «Лета 7110 сей образ домовой церковной с окладом и с кистью и с пеленою, поставленье Никиты Григорьева сына Строганова». На тыльной стороне иконы также была надпись: «Лета 7110 июня в 14 день поставил сей образ на Устюге Великом на посаде у чудотворного гроба святого праведного и Христа ради юродивого Иоанна Устюжского чудотворца Никита Григорьев сын Строганов».7 По свидетельству писцовой книги 1683 года, икона стояла в киоте в приделе святого праведного Иоанна. Оклад на иконе был «сребряной басмяной, венцы и цаты сребряные чеканные сметлеками, 2 ожерельеца жемчужные малые, двои серги сребряные, пелена тафтяная ветхая, крест золотой пришивной».8 В 1874 году икона располагалась в храме Иоанна Устюжского у северной стены против гробницы.

В приделе Иоанна, Устюжского чудотворца, как отмечает писцовая книга 1683 года, были и другие вкладные иконы Строгановых. На восточной стороне, подле царских врат, находился «образ св. и жив. Троицы, оклад серебряной, басмяной, венцы и цаты сребряные резные, пелена у тое иконы средина атласная, крест шит золотом, обложена тафтою». На северной стороне от левого клироса стояла икона св. чудотворца Иоанна («образ ветхой надгробной, оклад басмяной сребряной, венец и цата басмяной». Над жертвенником располагалась икона Богоматери («образ Пречистой ж Богородицы пяднишной в киоте, оклад и венец и цата сребряное чеканное сметлеками»). В церкви Происхождения Честнаго   Креста, по левой стороне алтаря, находился «образ Пречистой Богородицы и святого чудотворца Иоанна в молении ко Господу Богу, оклад басмяной, венцы и цаты резные, у Богородична образа в возглавии низано жемчугом мелким, пелена камчатая.» Икона также являлась приложением именитых людей Строгановых.9

В Прокопьевском соборе та же писцовая книга зафиксировала, как вкладные Строгановых, три иконы. В иконостасе храма, справа от царских дверей, стояла икона «Пречистая Богородица да праведный Прокопей в молящих у Господа, оклад резной, а венцы сканью, а цаты чеканные сребряные, да 6 плащев чеканных, да ожерелья жемчужные, а у Богородична образа возглавие жемчужное ж, да пелена привешена камчатая, крест на ней шит кружева сребряного. Та икона приложение именитых людей Строгановых». Пядничная икона Богоматери Одигитрии («оклад, венцы и цата и 3 плаща сребряные чеканные не зелочены») и образ Прокопия, Устюжского чудотворца, с житием и чудесами, («оклад басмяной, венцы и цаты чеканные сребряные золочено, камения и жемчугов 35») являлись вкладами Никиты Григорьевича Строганова. Ныне  икона  «Святой Прокопий Устюжский, с житием в 24 клеймах», хранится в фондах Великоустюгского музея-заповедника (ИК 16268/3). В XIX веке икона стояла в местном ряду иконостаса, слева от северной алтарной двери. В 1860 году устюжский купец Яков Григорьевич Рудометкин и его супруга Евлампия Андреевна басменный серебряный оклад заменили на серебряный золоченый стоимостью около 1 425 рублей. Оклад не сохранился.10

В коллекции иконописи Великоустюгского музея-заповедника известны, кроме указанной выше, еще пять вкладных икон Строгановых: пядничный образ «Св. вмч. Никита, побивающий беса» XVI в. (ИК 8601),икона из Воскресенской обыденной церкви «Воскресение Христово» 1571 г. (ИК 8610), иконы «Преображение» (ИК 8603), «Богоявление» (ИК 8604) перв. пол. XVII века, «Богоматерь Гора Нерукосечная» 1661 г. (ИК 17123). Третья, четвертая и пятая иконы имеют  вкладные надписи Федора Строганова.11

В начале 1920-х годов в Великоустюгский музей из Успенского собора поступили Евангелие (ИК 8767) и крест напрестольный с финифтью (ИК 8806). На Евангелии имеется пространная запись: «Лета 7116 году февраля в 15 день сия книга Евангелие московская печать домовая церковная пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения пресвятыя Богородицы и пределов ея соборного храму на Устюзе Великом на посаде. А задняя цка и затылок оболочена бархатом золотным, и прокладки и 12 каменей положение Никиты Григорьевича Строганова для своего поминания заздравного и для своих родителей за упокой по вся дни и впредь по себе. А передняя цка серебряная вся и застежки и жуки и 6 камениев  домовая церковная Пречистенская с старово Евангелия». Книга напечатана в Московской типографии Анисима Радишевского в 1606 году. Переплет – доски в «золотном» малиновом бархате, обрез блока золотой с тиснением. Начало глав украшено киноварными заголовками, инициалами и цветками. Линии гравюр евангелистов –  вызолочены. Из 18 камней, указанных в записи, сохранились  шесть.12 Восьмиконечный напрестольный крест второй половины XVII века украшен в виде рамки жемчужными зернами. В верхней части креста изображен Спас Нерукотворный, под ним – ангелы, ниже ­– литое распятие. На большой поперечной пластине – Матерь Божия, слева – Иоанн, справа изображение полустерлось. Ниже, на косой поперечной, изображен Николай Чудотворец. На оборотной стороне надпись: «Сей крест положение Никиты Григорьева сына Строганова».

В Михайло-Архангельском монастыре среди церковной утвари бытовал «осьмиконечный из черного дерева, в серебряно-золоченом по концам окладе, крест длиной 5 с половиной вершков». На тыльной стороне креста, в надписи, было обозначено имя вкладчика – «положение Никиты Строганова».13 Одним из ранних вкладов в обитель был серебряный золоченый ковш Аники Федоровича Строганова. (Ныне хранится в фондах Великоустюгского музея-заповедника. ИК10719). На стенках ковша в четырех фигурных клеймах вязью вырезана надпись: «Ковш Оникея Федорова сына Строганова». Возможно, этот ковш приложен в монастырь сыновьями Аники после его смерти.

Среди «строений» (любые церковные вклады) Строгановых было немало первоклассных произведений лицевого шитья (покровцы, плащаницы, палицы, воздухи и др.) В Прокопьевском соборе в конце XVII века хранилась пелена к иконе «Знамение Богородицы», приложенная Никитой Строгановым. Писцовая книга 1683 года описывает ее следующим образом: «ветхая бархат на золоте, крест на ней вынизан жемчугом мелким, а на нем 19 серебряных плащей».14 В описи собора  начала XX века пелена не упоминается. В церковном древлехранилище, основанном в Великом Устюге в 1910 году, было собрано несколько предметов лицевого шитья, приложенных Дмитрием Строгановым в местные храмы. В Великоустюгском музее-заповеднике в коллекции древнерусского шитья исследователями выявлено тринадцать памятников, вышедших из строгановских мастерских.15 Все вещи поступили в фонды музея в 1918 году из церковного древлехранилища. Являлись ли они вкладами именитых Строгановых или попали в устюжские храмы иным способом, говорить наверняка сегодня не приходится. Легенды предметов таких сведений не содержат.

В заключение следует отметить, что по ряду причин многие «поставления» Строгановых в устюжские монастыри и церквине сохранились. Не все известия о вкладах дошли до наших дней. Сохранившиеся памятники, связанные с именем Строгановых, имеют высокий уровень исполнения. В собрании Великоустюгского музея-заповедника они относятся к числу наиболее ранних и особо ценных.

Примечания

1. Введенский А.А. Дом Строгановых в XVI-XVII веках. М., 1962.

2. Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVI – первой четверти

XVIII века. Т.1. М., 1998. С. 34-35, 73.

3. Таможенные книги Московского государства XVII века. Т.2. М., 1951. С.53.

4. Найденов Н. Устюг Великий. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М.,

1883. С. 2, 44.

5. Меерзон  А.Ц., Тихонов Ю.А. Рынок Устюга Великого. XVII век. М., 1960. С. 350, 361,

400. Введенский А.А. Указ. соч. С. 25. Богословский М. Земское самоуправление на

Русском  Севере в XVII веке. М., 1909. С. 108, 110. Акты Холмогорской и Устюжской

епархий // РИБ. СПб. 1894. Т. 14. Ч.2. С. 1101-1134.

6. Попов А. Церковь св. Иоанна юродивого, Устюжского чудотворца, в г. Устюге //

Прибавления к ВЕВ. 1874. № 21. С. 352.

7. Там же. С. 358.

8. Найденов Н. Указ. соч. С. 51.

9. Там же. С. 51-52.

10. Там же. С. 48. Шляпин В.П. Житие праведного Прокопия, Устюжского чудотворца,

и историческое описание Устюжского Прокопиевского собора. СПб., 1903. С.72, 100-102.

11. Сыроватская Л.Н. Подписные иконы в собрании Великоустюгского музея-заповедника //

Великий Устюг. Краеведческий альманах. Вып. 4. Вологда, 2007. С. 125-126.

12. Памятники письменности в музеях Вологодской области. Каталог-путеводитель. Ч.2.

Под ред. проф. Колесникова П.А. Вологда, 1983. С. 18-19.

13. Голосов А. Великоустюжский Михайло-Архангельский монастырь Вологодской епархии //

Прибавления к ВЕВ. 1900. № 14. С. 351.

14. Найденов Н. Указ. соч. С. 48.

15. Силкин А.В. Строгановское лицевое шитье. М., 2002.  Хлебникова Н.А. Древнерусское

лицевое шитье в Великоустюжском музее // Памятники культуры. Новые открытия.

Ежегодник. 1982. Л-д, 1984. С. 390-407.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>